История Беларуси IX-XVIII веков. Первоисточники.


Источник: Протасевич В.И. Памятники политической сатиры XVII в. "Речь Ивана Мелешки" и "Письмо к Обуховичу" // Из истории философской и общественно-политической мысли Белоруссии. Избранные произведения XVI – нач. ХІХ в. Мн., 1962. - Предисловие к публикации см. на другой странице.

Копиа листу п(ан)а Циприана Комуняки, шляхцица воеводства Смоленского1, писанего до их милости пана Филиппа Обуховича, воеводы смоленскего, в те слово

Милостивы пане Обухович, а мой ласкавы пане! З умыслу моего посылаю служку нашого давного, пана Иовхима Говорку, одвешчаючи доброе здоровье Вашей Милости чили нездоровье, в яким на тот час милостивы господ ховать рачит после того перепуду московского. И так знаю, што нудно Вашей Милости на животе. Не гневайсе, Твоя Милость, на мене, што титулу воеводского не доложив: написавши я воеводою Смоленским, то б я солгал; написавши опять безвоеводским, то би се Ваша Милость гневав, хоть нет за што. Я так розумею: коли Смоленск продали2, то и титул продали. Много людей об том звешчали, што люди и гроши побрали. Лепей было, пане Филипе, седеть у Липе. А тось увалаусе у великою славу, як свинья у гразь. Горш то се стало, коли хто упадет в новым кажусе в густое болото. У злом розуменю, в обмовах людзских и в соромости сидит, як дьявел у дупли3. От нам за тое, што дешаво Москва соболи прадавала: всю Русь з людьми одебрала. И коли мы обачили густые собольи колнеры, познали зараз, што худо будут биться нашие жолнеры. А што мы, дурные, в кожухах семь лит Смолинска добывали, то вы, мудрые, в особолях за четернацаць недель оддали. Баюся вельми, штоб за тое баба кому пупа не ризала. Об меншая чию вину, кажуть люде, Осцика небошчика наполохав кат у Вильни, аж мясо его валалосе, што одно картачка писав до Москвы неосторожна. А мы и цара в ногу цаловали, и гроши побрали. А безмал нам тое не минетсе. Пан Гонсевски4 немного по-лацинску умев, а з меньшим людом и аппаратам военным, и з живностью Смоленска додержав. Мудрость великая, кажуць люде: свинья, коли много хто ее заживает, то ничого не дбает, а коли чловек надто укусит, и постагнаць мусиць, и хвасту бывает неупокой. София филозофию радила: седит высоко, говорит глыбоко. Куделя, пане, жаноцкая речь, да шчоб пекла горазд олатки. Есть у мене старые книги, лежат у новым куце. Завседы я там много вычитаю жаноцкой псоты, як яны з ума зводют людей мудрых5. А што баб нас гришных к лиху не привели! А колиб дотуль Ваша Милосць писаром быв, тоб чоловекам слыв, и того б з нас годя было за нашое лихое шалберство. Показуют люде и тое на Вашей Милосци, якобы до вымышляня подымного нихто не быв причиною, только Ваша Милосць, которым выкурили наших мужиков, як веребьев з веника, бо змал з мудрых ораторов не будет много ратаев. Послом зоставши, правды не говорил, только: "Берете копы, депутатам копы, комисаром копы". А тые копы постригут не одного у хлопы, а пан нет ведома где будет. Ве Гданску есть там кому вал сыпати и без нас. Што-кольвек люде старые говорили, то все правда. И гаразд вспомнити маю: коли быв пан Мелешко кашталяном Смоленским, будучи на сойме, — а я на той час за ним з кордиком стояв,— его мова в тые слова была: "Панове! Кажу вам прауду по вельми мудрых людях: Ничого на свети гетая хвиля, што з болота чинят золото, а з золота болото сваими шалберсками мовами"6. И он, пане, з прауды непрауду, а з непрауды прауду уробил7, а шчобы нас, убогих людей, не мели ошукать и в блазны пострихчи, але, покуль он того докажет, сам кепем зостанет. Надулсе в сенати, как петух галагуцкий. А прауды не пытай, все баламутня, усе держит8: так, так, а коли мовит: то не так, — и писнуть не хочет. Не боявся так короля ИМсци Зигмунта и всих сенаторов, а не умев боли, одно Часовник а Псалтырь прочитав. По многих книгах зблудився теперечни розум, як коза по лисе, а на прауду светую ни одного ока здорового нет, одно баламутня. За тою баламутнею и сами погибнут, и нас погубят. Розон им, пане, у живот буде. А я такая особка, таки чоловик9. Цивунец мой з рыкунею быв з сырами на торгу у ленней маетносци моей10, чув од когось и то мне звестив, шчо ляхи на МВсци вельми хвосты позакарачивали,— одно б только сейм дойшов альбо съезд быв11; хочут ВМсци об тое турбовать. Не кепско. Дай то, боже, шчоб се тое не минуло. И — то ли прауда, чи не,— показуют на ВМсци, якобы мев ВМсць дванасце сот пехоты12 затегнут на одыскане Смоленска. Даремное ВМсци старане! Мевши четарнасце сот пехоты до обороны Смоленска, людей зацных и добрых, при живности, армате, да не хотив боронити, а теперь только сву маючи греблю у маетности пол оной13 сыпать позволяю, а не Смоленска назад одыскивать. Ой, пане! годя Франца витать14, як слижа в Немен упустит. Не завтро тое будет, минут его и трое людей. И тое кажут доводне: во всих штурмах ВМсци только одного ткача забито и то не вельми знаменитого. Хтось побредив, якобы ВМсци воеводство Краковское король, Его Милость, в нагороду Смоленска мает дати. Боются ляхи вельми, штобы твоя милость венгром оных не прадав. Нешто, пане, родом гето деетсе. Дед Твоей Милости, коли генералом быв в Мозыру, то, слышу, за малые грошы и великою непрауду признав15. Пан отец ВМсци, судьею будучи мозырским за моей памяти у кого больш узяу, таго хорошо осудив. Коли небошчик з того свита уступив, мозыране вельми радые были. А коли б ВМсци дагетуль за праудою ходив, то б и бог помогав. Да души так ми тое дзивно, што ВМсци триста подвод под одну постель Москва дала. Якое гето лихо! Не постиль была так вельми тяшкая. Знаю: кожнае перко16 обернулося в чырвоные золотые. Сяк-так было нагородився ВМсци перепуд московский, коли гетакою кучу гною дал вывисти з Смоленска. Хмельницкому до Чигирина17 и тоб не без шкоды было. Пане! У мене гетой бредни есть не мало: одних перин девять, окромь дробных подушак, и то одна кобыла возит, где той бредни треба. Мев бы што и больш до ВМсци писать, зленився. Да уже и стар и не могу18. Да не гневайся, сподару, А хтож кого остережет, коли не милый давний твой друг. Дат з Тулан дня 6 Юлиа року 165519.


1 Слова: Шляхцица воеводства Смоленскего — в краковской копии, изданной Крапивиным (в дальнейшем — Кр.), отсутствуют.

2 У Кр.: оддали.

3 У Кр. вместо слова "дьявел" — "дзяцел".

4 У Кр.: Госевский.

5 У Кр. добавлено: многих и святых.

6 У Кр. добавлено: и дышкурсами.

7 У Кр. нет слов: а з непрауды прауду.

8 У Кр.: з уткою дерзыт.

9 У Кр.: иначе: А какая такая особка, таки ж и поп чоловек.

10 У Кр.: быв з сынами на торгу у лонной маетности моей.

11 У Кр.: альбо оны быв.

12 У Кр.: у два на дзесят сот пехоты.

13 У Кр.: полонной.

14 У Кр.: годи фронца витат.

15 У Кр.: продавал.

16 У Кр.: перина.

17 У Кр.: до Чэгорына.

18 У Кр.: и стать не могу.

19 У Кр.: 1665 року.







Hosted by uCoz