История Беларуси IX-XVIII веков. Первоисточники.


Нарративные источники, эпиграфика
Документальные, эпистолярные, законодательные источники
Памятники культуры, словесности, философской мысли
Музыка, театр, фольклор || Визуальные материалы
Полезные исторические веб-ресурсы
Каталог электронных книг, библиография
Метрика ВКЛ (Литовская Метрика)

Розделъ третий. О волностяхъ шляхетъскихъ и о розмноженью великого князства литовского.

Артыкулъ 1.

О розмноженью великого князства литовъского.

Мы, г[о]с[по]д[а]ръ, обецуемъ тежъ и шлюбуемъ то за себе и за потомъки наши, великие кн[я]зи литовские, под тою жъ присегою нашою, которую есмо учинили всимъ обывателемъ всихъ земль великого князьства литовъского, ижъ тое то славное панство, великое князство, и вси земли, ку нему здавна и теперъ належачие, въ славе, тытулех, столицы, зацности, владзы, можности, росказыванью и въ иншихъ всякихъ належностяхъ и прислухиванью и теж в границахъ ни в чомъ уменшивати и уимовати або понижати не маемъ. И овшемъ ещо всего того примножати хочемъ и будем. И хотя бы панъ богъ з ласки своее светое намъ, г[о]с[по]д[а]ру, узычити рачилъ паньства иного, або и королевъства, тогды предъсе сего панства нашого, великого князства литовъского, кн[я]зей, панов радъ, духовных и светъских, и всихъ врядниковъ земъских и дворъныхъ, шляхту, рицерства и всихъ иныхъ становъ ни в чомъ не понижати, але от всякое легкости и пониженья стеречы и боронити будем с помочъю божою, стараючисе о примноженье и вывышенье того паньства и всих достойностей, оздобъ и пожитковъ з наболшою пилностью и усилованьемъ нашымъ.

Артыкулъ 2.

О волностяхъ шляхетъскихъ.

Такъже мы, г[о]с[по]д[а]ръ, обецуемъ словомъ нашимъ за нас и за потомъки наши, великие кн[я]зи литовъские, подъ тымъ же обовязком нашымъ, яко вышей у першомъ арътыкуле естъ описано, ижъ всихъ кн[я]зей и пановъ радъ, яко духовныхъ, такъ и светъскихъ, и всихъ врядниковъ земъских и дворъных, пановъ хоруговных, шляхъту, рицеръства, мещанъ и всих людей посполитыхъ у великомъ князстве литовъскомъ и во всихъ землях того паньства маемъ заховати при свободахъ и волностях хрестияньскихъ, в которых они, яко люди волные, волно обираючи зъстародавна и з вечъных своихъ продъковъ собе пановъ а господарей, великихъ князей литовъскихъ, жили и справовалисе прикладомъ и способомъ волных паньствъ хрестияньских, ровнуючи а однако маючи и тыхъ вольностей уживаючи, з суседы и братьею своею рицерствомъ и иными станы народу коруны польское, а особливе над то при свободахъ и вольностяхъ на привил[ь]яхъ и листехъ великих кн[я]зей литовъскихъ, продковъ нашихъ, и от насъ имъ такъ всим, яко и кождому зособна на достоенъствы, вряды, на именья, на люди, на кгрунъты и на што жъ кольвекъ даных и што ещо будуть даваныхъ, вперод непорушне и неотм[е]нъне вечными часы ховати. И хто бы теж што хотя без привильевъ за отчизнымъ правомъ и якимъ кольвекъ обычаемъ набытымъ именей, людей и кгрунтовъ своихъ в держанью былъ за продковъ нашихъ королей их м[и]л[о]сти полских и великих кн[я]зей литовъскихъ Владислава, Якгейла [или вариант без запятой: “Владислава Якгейла»] и брата его Витолта, Жикгимонъта – великого князя, Владислава – Якгейлового сына, Казимира Третего – Якгейлового сына, Яна Ольбрихта, Алексанъдра, Жикгимонъта Першого и сына его Жикгимонъта Августа и Генрыка - за которого кольвекъ с тых панованья и тежъ за нашого щасливого панованья, тые сами с потомъки и близкими своими и тепер то деръжати вечне мають и будуть. А о таковых добрах и кгрунтехъ шляхетъских, абы вонтъпливость жадная не была, волно завжды зо всими пожитъками, которые бы се кольвекь на их кгрунтехъ показовали, тежъ и крушцы всякие, и окна сольные зоставати мають. А мы и потомъкове наши перекажать имъ не маемъ часы вечными вольного уживанья.

Артыкулъ 3.

О захованью в покою всихъ подданыхъ нашихъ обывателей того паньства зъ стороны розного розуменья и уживанья набоженьства хрестияньского.

А иж тежъ привильемъ и поприсяженьемъ нашимъ естъ утвержоно покою межы розными в релии стеречы, прото и конъфедерацыя часу интерэкгни, в той речы межы станы коруны польское и великого князства литовъского учиненая, в сесь статутъ слово от слова есть вписана, абы водле нее яко мы, г[о]с[по]д[а]ръ, такъ и вси обыватели тыхъ панствъ заховалисе. Которая конъфедерацыя с польское конъстытуцыи водлугъ права, кождому народу належачого, на руский езыкъ преложона и руским же писмомъ в сес[ь] статутъ уписана и слово от слова такъ се в собе маеть:

Мы, рады корунные, духовные и светские, и рицеръство все и станы иншие одное а нероздельное Речы Посполитое з Великое и зъ Малое Польски, Великого князства Литовъского, Киева, Волыня, Подляша, земли Руское, Пруское, Поморское, Жомоитъское, Ифлянтъское и места корунъные - ознаймуемъ всимъ вобецъ, кому належить, на вечную тое речы паметь, ижъ, под тымъ небеспечънымъ часомъ без короля пана зверхнего мешкаючи, старалихмося о тое вси пильне на з[ъ]езде варъшавъскомъ, яко бысмо прыкладом продковъ своихъ сами межы собою покой, справедливость, порадокъ и оборону речы посполитой задержати и заховати могли. Прото жъ статочнымъ одностайнымъ зезволенемъ и светым приреченымъ собе то вси спольне именемъ всее речы посполитое обецуемъ и обовезуемъся под верою, подъ почстивостью и сумненемъ нашимъ наперодъ жадного розоръванья межы собою не чынить, ани розлученья жадного допустить, яко в одной нерозъдельной речы посполитой, ани одна часть без другое пана собе обирати, ани спикненьемъ особливымъ зъ инъшыми нарабляти, але подлугъ местъца и часу, тутъ назначоного, зъехатисе до громады корунное и сполне а спокойне тую справу обиранья пана водлугъ воли божое до скутъку слушного привести. А иначей на жадного пана не позволяти, одно с таковою певною а меновитою умовою, ижъ намъ первей права вси, привилья и волности наши, которые суть и которые ему подадимъ, по обранью поприсегнути маеть. А меновите то поприсегнути: покой посполитый межы розорваными и розными людьми въ вере и набоженстве заховывать и насъ за границу корунную никгды не тегнути жаднымъ обычаемъ, ани прозбою королевъскою своею, ани плаченьемъ пети гривенъ на дъревъце, ани рушенья посполитого безъ уфалы соймовое чынити. Прото жь повъстать противъ кождому таковому обецуемъ, хто бы альбо местъца и часы инъшые до елекъцыи собе обиралъ и складалъ, албо замешанье чынити на елекъцыи хотелъ, албо люд служебный особливе приймовалъ, альбо елэкъцыи оное, згодне от всих замъкненой, спротивятисе смелъ. А ижъ в речи посполитой естъ розность немалая з стороны веры хрестияньское, забегаючы тому, абы се с тое причины межы людми зашстье якое шкодливое не вщело, которую по иншыхъ королевъствах ясне видимъ, обецуемь то собе сполне за насъ и за потомъки нашы на вечные часы подъ обовязкомъ присеги, подъ верою, честью и сумненьемъ нашимъ, ижъ которые естесьмо розни въ вере, покой межы собою заховати, а для розное веры и отмены в костелех крови не проливать, ани се карати отсуженьемъ маетъности, почстивостью, везеньемъ и выволаньемъ и зверхности жадное, ани уряду до такового поступку жаднымъ способомъ не помагать и овшемъ гдѣ бы ее хто проливать хотелъ с тое причины заставлятьсе о тое вси будемъ повиньни, хотя бы тежъ подъ обликомъ выроку або за поступкомъ якимъ судовым хто то чинити хотелъ. Вед же черезъ тую конъфедерацыю нашу зверхности жадное надъ подъдаными ихъ, такъ становъ духовъных, яко и светъских не уймуемъ и послушеньства жадного подъданыхъ противко пановъ ихъ не псуемъ. И овшемъ естли бы таковая своя воля гдѣ была подъ обликгомъ набоженьства, тогды, яко завжды было, будеть вольно и теперъ кождому пану подданого своего непослушного такъ в духовных, яко и светъских речахъ подлугъ порозуменья своего скарать, абы вси наданья зверхности и владзи королевъское достойности костелные, яко арцыбискупствь, бискупствъ и иныхъ всякихъ добръ были даваны не иншимъ, одно римъского костела особамъ духовнымъ, обывателемъ полскимъ водлугъ статуту. А добра костеловъ грецкихъ людемъ тое жъ греческое веры даваны быти мають. А ижъ то до покою много належыть, абы розницы межы станы гамованы были, а межы станомъ духовнымъ и светъскимъ естъ немалая розность о речах светъскихъ дочасныхъ, обецуем вси тые межы собою поровнати на близко пришломъ сойме обиранья пана. Справедливости порадокъ такий в моцы заховуемъ, який собе которое воеводство дома сполне постановило альбо еще постановит згодне. Такъже и около обороны потребное замъковъ пограничных, хто жъ кольвекъ се кому о певный долгъ записалъ и до кгроду моцнымъ записомъ отповедатисе подъдалъ добровольне, будь перед смерътью або вжо по смерти королевъской, таковый кождый подлугъ запису своего нехай звыклый поступокъ права теръпить.

А панове старостове будуть повинни моцью того посполитого обовязку без всякое отволоки обычаемъ звыклым судити и отправовати и скуточне выполъняти таковые справы, опрочъ тых воеводствъ, которое собе къшталтъ або обычай справедливости отправованья особливый постановило в небытности короля або еще постановити мають. Записы вшелякие и сознан[ь]я добръ вечистые, перед явными книгами учиненые и которые вперед будут чинены под часом небытности короля, сполънымъ тое конфедерацыи зезьволен[ь]емъ умоцняемъ, абы под часомъ небытности короля, почавъши от дня смерти королевъское, никому в поступъкох правъныхъ давность земская не шкодила напотом до справедливости его. Такъже которые мели часъ замероный бранья пенезей на прошлые годы або на новое лето, або на який часъ, вжо прошлый, тые вси абы были повинни брать свои пенези на першие суды, дасть ли панъ богъ по обранью нового короля, або на первшое леженье книгъ. Обецуемъ тежъ то собе, же, на елекъцыю назначоную едучи и на местъцу будучи и до дому се роз[ъ]ежъдчаючы, кгвалту жадъного людемъ и сами межи собою чинить не будемъ. Тые вси речы обецуемъ собе и на потомъки свои ховать статечьне и дерьжати под верою, честью и сумнен[ь]ями нашими. А хто бы се тому спротивъляти хотелъ и покой а порадокъ посполитый псоват[ь], противъко таковому вси повстанемъ на его скажен[ь]е. А для лепшое певъности тых всих описаных речей приложили есмо печати свои до того и руками властъными подписали. Дѣелосе у Варшавѣ на з[ъ]езьде вальнымъ коронънымъ двадцать осмого дня м[е]с[я]ца генъвара року паньского тисеча пятсотъ семъдесятъ третего.

Артыкулъ 4.

Мы, г[о]с[по]д[а]ръ, обецуемъ розмнажати великое князство литовъское и, што бы розобрано и отышло, зась ку нему приверънути.

Тежъ добра паньства того, великого князства литовъского, не уменъшимъ и то, што будеть черезь неприятелей того панства отдалено, розобрано и ку инъшому панству от того панства нашего коли кольвекъ упрошоно, то засе ку власности того великого князства привести, привлащити и границы направити обецуем. А хотя быхмо тежъ кому заграничникомъ пры границах тыхъ верхумененыхъ земли, именья, села и люди дали, тогды таковые мают с того служити великому князству литовскому. А хто бы не хотелъ служити - таковых привил[ь]евъ не маем мы и потомки нашы деръжати.

Артыкулъ 5.

О неданье шляхты и ихъ именей, людей, кгрунътовъ и всякихъ волностей и тежъ наданья листовъ и привильевъ противъ сему статуту.

Уставуемъ и вечными часы то ховати и держати обецуемъ, ижъ яко продки наши, великие князи литовские, такъ и мы не звыкли никому никоторымъ способомъ бояр, шляхты и ихъ именей, кгрунтовъ и земль давати, такъ и теперъ на вси потомные часы обецуемъ и прирекаемъ под тою жъ присегою нашою, которую есмо учинили всимъ обыватѣлемъ сего паньства нашего, великого князства литовского, бояр, шляхъты и ихъ именей, кгрунътовъ и всякое маетности и иныхъ свободъ и волъностей и правъ в нихъ отбирати и отводити и ниякимъ особам которымъ кольве [!] в том панстве обыватѣлемъ, яко и заграничникомъ и постороннымъ и жадному иному давати и записывати и никоторымъ способом отдаляти не маем. А где бы што одержано и вышло и яким же колвекъ обычаемъ противъ сему статуту, то с права и з суду справедливого через насъ и потомки нашы за радою радъ наших великого князства на сторону отложоно и в ни во што обернено быти мает. А прото привил[ь]евъ такъ в посполитости, яко и кождому зособна не маемъ, ани будем мочи давати противъ сего статуту и артыкуловъ, в немъ описаных. А которые бы перед тым вышли и потом с канцлярии нашое по выдан[ь]ю сего статуту от насъ через кого кольвекъ одержаныи были, таковых мы и потомки нашы держати не хочем, але с права и з суду касовати и в ни во што оборочати будем. Вед же кому быхмо дали и з ласки нашое давати хотели родичомъ великого князства имен[ь]я наши спадковые и в них бояре, хотя бы и шляхта была, а именейца свои здавна и ново тежъ через данину оных панов, по комъ на нас, г[о]с[по]д[а]ра, тые спадки пришли, мели и имъ служили, а листы и потверженымъ [!] нашимъ не вызволени, в томъ моцы рукъ и щодробливости нашое и потомковъ нашихъ не замыкаемъ, вед же в моцы своей маючи.

Артыкулъ 6.

О сойме вальномъ и о соймикахъ поветовых и о выправован[ь]ю их и послан[ь]ю з них пословъ земъскихъ на валный сеймъ и о вольныхъ возныхъ отъ войны, такъже о приежъдчан[ь]ю пановъ рад, врядниковъ земъскихъ и шляхъты.

Уставуемъ для лепъшого порядъку во всихъ речахъ и способовъ ку справедливости и обороне, ижъбы з волею всих на сойме потребы зѣмъские становили и отправованы были, абы вечными часы пѣредъ соймомъ великимъ валнымъ, который маемъ мы и потомки нашы завъжды, коли того потреба укажеть речи посполитой, за порадою радъ наших того ж паньства складаны листы нашими были тежъ соймики поветовые, а меновите на тых местъцахъ и воеводствахъ, нижей тутъ написаныхъ и постановленыхъ, которие соймики такъже листы нашими будуть складаны не на близший час и рокъ, только за шест[ь] недель пѣредъ соймомъ великим. А листы нашы таковые соймовые мают быти приношоны з двору нашого до воеводъствъ и староствъ судовыхъ и отдаваны до рукъ врядовъ кгродскихъ за часу пѣредъ соймиками недел за две. А врядъ маеть тые листы розсылати через возъныхъ поветовыхъ до пановъ радъ, до княжатъ, панятъ, врядъников земъских и поветовых и до йинъшихъ [!] становъ народу шляхетского, до кого перѣдъ тымъ стародавна листы соймовые с канъцляреи нашое посылывано, до домовъ ихъ мають носить. А для всихъ посполите в местехъ, местечъкахъ нашихъ, на торгохъ и пры костелехъ парафеялныхъ объволывати и копеи з листовъ нашихъ прибивати. Таковым же обычаемъ около розсыланья листовъ нашых военъных врядъ кгродский заховатисе маеть. А возные поветовые винни будуть с пилностью тые листы розносити под караньемъ ихъ за то через врядъ кгродский вѣзеньемъ водле баченья своего - кгды жъ возные для таковых послугъ земъскихъ от службы военъной вольни быти мають. На которые соймики мають зъеждчатисе и бывати тые особы: бискупове, воеводове, кашталяни и врядники земъские, кн[я]зи, панове и шляхта - кождый у своемъ воеводстве або повете. А в земли Жомоитъской - бискупъ, староста жомоитъский, кашталянъ, тивунове и иные врядники земъские и рицерство, шляхта. А намовляти о тых речахъ и потребахъ земскихъ, которые имъ на тыхъ листехъ нашыхъ и через посла нашого ознаймены будуть, не мней тежъ и о всихъ потребахъ и долеглостяхъ оного повету и воеводства. И, зволившисе вси одностайным зданьемъ, мають обрати пословъ своихъ, то естъ от кождого суду земъского, колько ихъ в томъ воеводстве будеть, по две особе и послати ихъ на сеймъ, ознаймивши и поручивши все, о чомъ водле листовъ нашых, г[о]с[по]д[а]ръскихъ и тежъ въ своихъ потребахъ радити, намовляти и становити будуть, даючы имъ моц на том таковомъ вальномъ сойме поступовати и кончити тые речы, которые имъ на соймику злецоны и на инъструкъцыи за печатьми обывателей того повету поданы будуть. А послове земъские местъца и вота свои мають мети водле порадъку воеводствъ и поветов, яко которые по которих местъца свои звыклые мають. А кожды [!] з м[и]л[о]сти и повинъности своее ку речы посполитой повиненъ на тые соймики прибыть. А хто бы не прибылъ, под тое все подлегаеть, што се тамъ становить. А соймикъ далей стояти, и справа на немъ ити не маеть, только надалей черезъ чотыри дни. Але приеждчати вси на соймикъ винъни будуть першого дня, а местъца и порадокъ заседанья и вотъ на з[ъ]ездех и соймикохъ тымъ обычаемъ маеть быти: воевода, кашталянъ, а гдѣ кашталяна нетъ - маршалокъ оного повету, подъкоморый, хоружий, судья, подъсудокъ, войский, столникъ, подъстолий, писар земъский, затымъ врядники и кгродские панове и инъшая шляхта.

Артыкулъ 7.

О пѣнези стравные посломъ земъскимъ, выправуючы ихъ на сейм вальный.

За спольными намовами и згодным призволеньемъ всихъ становъ обывателей того паньства нашого, великого князства литовъского, уставуемъ, хотечи то мети на часы потомные, ижъ по обранью пословъ зъ кождого воеводъства и повету маеть быти имъ давано на страву такъ много, яко тутъ нижей описано.

Виленьскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Ошменьскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Лидъскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Вилькомирским послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Браславъскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Троцкимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Городеньскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Ковеньскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Упитъскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Земля Жомоитъская своимъ послом двесте копъ грошей.
Полоцкимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Новгородъскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Волковыйскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Слонимъскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Витебъскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Оршаньскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Берестейскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Пиньскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Мстиславъским послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Меньскимъ послом сто шестьдесятъ коп грошей.
Мозыръскимъ послом сто двадъцать коп грошей.
Речицкимъ послом сто двадъцать коп грошей.

Ведь же естли бы коли з допущенья божъего была дорогость збожъя и иное живности, тогды и болшъ маеть быти посломъ на страву давано водлугъ уваженья часу и далекости дороги - естли бы се коли трафило с потребы речы посполитое гдѣ далей надъ звыклое местъце сеймъ мети. А откуль тым послом на страву маеть быти давано, то вжо особливою уфалою соймовою естъ варовано, што замоцно держано быти маеть, одно не под[ъ]даючы подъ тое добръ нашых, г[о]с[по]д[а]ръскихъ, и костелныхъ. Вед же тые послове обраные початку соймовъ омешкивати не мають, такъже и зъезду головного.

Артыкулъ 8.

О соймику або зъезде головномъ въ Слониме пѣредъ соймомъ великимъ вальнымъ.

А догажаючи тому, абы послове земъские усихъ земль великого князьства литовского въ справах и потребах земских могли згодными намовами и умыслы на сеймъ великий приежъдчати, за чим бы сѣ и на сойме потребы речи посполитое без великого затрудненья снадней и спешней отправовали, прото уставуемъ, ижъ пѣредъ кождымъ соймомъ великимъ валным за две недели мають вси станы того паньства, великого князства, такъ панове рада ихъ милость, яко и послове земъские зъездъ свой вольный мети у Слониме. И тамъ, знесши впосродокъ себе инструкцыи всих земль и поветов, мають межы себе намовы спольные в мил[о]сти братерской о всихъ потребах земъских чинити, приводечисе до одного слушного зрозуменья и уваженья речей ку доброму речи посполитое, за чымъ бы вжо на великомъ вальномъ сойме порадней и спешней справы и потребы речи посполитое становити и отправоватисе могли. А такъ у Слониме тотъ соймикъ трвати маеть водле часу и потребы, яко бы только на сеймъ великий в час прибыти не омешкали.

Артыкулъ 9.

О складанью соймиковъ по сойме вальномъ и о даванью дармо с канцляреи справъ соймовыхъ.

А кгды се сеймъ валный доконаеть, тогды по выволанью сойму в чотырохъ неделях мають бывати в кождомъ повете соймики такимъ обычаемъ, ижъ послове, скоро прыехавши з сойму, мают воеводе або старосте судовому о приеханью своемъ дати знати, а воевода або староста, або наместники их мають то через возных шляхъте обволати, жебы на тотъ рокъ на соймикъ ку слуханью пословъ своих зъехалисе. А то для того, жебы на тых соймикахъ послове, с поветовъ на сеймъ посыланые, звернувшисе з сейму, дали о томъ всимъ обывателемъ кождого повету ведомость достаточную, што бы на которомъ сойме в справахъ и потребахъ речы посполитое справили и постановили. И которые се кольвекъ на такий соймикъ зъедуть, тые тых справъ соймовыхъ слухати мають. А неприбылые на такий соймикъ винамъ жаднымъ не подлягуть, але соймовому постановенью досыть чинити мають. И то, што се на сойме постановить и уфалить, мають послове на писме за печатью нашою до повету своего принести и то ку захованью при книгахъ земъскихъ вряду земъскому подати, такъже для ведомости тое речы и до книгъ кгродъскихъ дати то вписати. А с канцляреи нашое такие справы земские посломъ даръмо выданы быти мають без жадного затрудненья.

Артыкулъ 10.

Абы шляхтичъ безправне не былъ иманъ.

Тежъ уставуемъ и вечными часы то мети хочемъ мы, г[о]с[по]д[а]ръ, и потомки наши, ижъ все рыцерство, шляхту великого князства при волностяхъ ихъ звыклых, которые от нас, г[о]с[по]д[а]ра, и от продков наших имъ суть наданы, будемъ повинни заховати и держати. Тежъ кождый шляхтичъ оселый, подле права не позваный и не поконаный правомъ, от насъ, г[о]с[по]д[а]ра, и от жадного вряду иманъ и въ везенье сажонъ быти не маеть, окромъ причин, въ инъшихъ артыкулехъ сего статуту помененыхъ.

Артыкулъ 11.

Абы панове шляхту о почъстивости ихъ сами не судили.

Тежъ уставуемъ, иж кн[я]жата и панове рада нашы и шляхта и тежъ кождый з рицерства нашого, которые шляхъту нашу у себе служебниками ховають, не мають ихъ сами о почстивость судити, кромя насъ, бо тотъ судъ никому иному не належить, одно нам, г[о]с[по]д[а]ру. А што се дотычеть злодейства, забойства, кгвалту и инъших выступковъ тому подобныхъ, естли бы, служечы которому пану, кому инъшому, такъже и самому пану своему што зашкодилъ, о то волни будуть панове их, засадивши при собе шляхъту, людей добрых, справедливость с такового чинити. А в чомъ бы был хто с права поконанъ, тогды тотъ маеть за выступокъ свой теръпети и каранъ быти, бы тежъ и горломъ. Ведъ же апеляцыи поступком сего статуту на обедве стороне, такъ поводовой, яко и отпоръной, до суду головного не маеть боронити. А в кождой таковой справе маеть быти складанъ рокъ за чотыри недели для того, абы тотъ слуга обжалованый родичовъ або приятель своих ку тому праву способити могъ. А в меньшихъ речахъ, гдѣ о горъло и о плаченье сумы пенежное, такъже о седенье не пойдеть, волно будеть кождому пану слугу своего водле выступу его судити и с права карати.

Артыкулъ 12.

Около недаванья чужоземъцомъ достоеньствъ и врядовъ всяких, а приходнемъ зъ инъших паньствахъ [!] и оселости не давати.

Такъже мы, г[о]с[по]д[а]ръ, обецуемъ и шлюбуемъ под присегою нашою, которую учинили есмо великому князству литовъскому и всим станомъ обывателемъ его, беручи то изъ статуту старого, короля его м[и]л[о]сти Жикгимонта Першого, тому паньству, великому князству литовъскому, даного, а в сесь укладаючы и на то позволяючы, што жъ в томъ паньстве, великомъ князстве литовскомъ, и во всихъ замлях [!], ему прислухаючих, достойностей духовных и светъскихъ, городовъ, дворовъ, кгрунътовъ, староствъ, державъ, врядовъ земскихь и дворныхъ, посесый або в деръжанье и поживан[ь]е и вечностей жадных чужоземцомъ и заграничникомъ, ани суседомъ того паньства давати не маемъ. Але то все мы и потомъки нашы, великие князи литовские, давати будемъ повинни только литве, руси, жомойти - родичомъ старожитнымъ и уроженъцом великого князства литовъского и иныхъ земль, тому великому князству належачыхъ. А хто зъ чужоземцовъ, заграничниковъ и суседовъ того паньства и всих земль, ему прислухаючых, важилъ се што с того упросити, взяти и в деръжанье прийти, а, упомененый будучы, того заразомъ не пустилъ, тогды маетность его вся маеть быти взята до столу и скарбу нашого, великого князства литовъского. Ведь же и тубыльцомъ, хотя и родичомъ великого князства литовъского, достоеньства и вряды всякие мають быти даваны добре значнымъ и правдиве незмышлене в томъ воеводстве або повете оселымъ. А хотя бы хто обчого народу за свои заслуги в той речы посполитой пришолъ ку оселости з ласки данины нашое або которымъ инымъ правомъ, тогды и таковый только оселости оное уживати маеть, учинивши первей присегу по взятью оное оселости на першыхъ рочкох кгродскихъ оного повету передъ врядниками земъскими або кгродъскими того жъ повету, которие на он часъ тамъ прибыти могут, ижъ маеть быти вернымъ и зычливымъ тому паньству, великому князству литовъскому, такъ, яко и тубылцы, и служечи службу земъскую тому жъ паньству. Але и таковые на достоенъства и всякие вряды духовные и светъские не мають быти припущани, ани от насъ, г[о]с[по]д[а]ра, установлены, чого печатары и писары наши с повинъности своее постерегати винъни будуть.

Артыкулъ 13.

О захованью в целости достоеньствъ и всякихъ врядовъ того паньства.

Теж обецуемъ и хочемъ вечными часы мети, абы панове рады наши, яко духовъные, такъ и светъские, и вси иные врядники наши земъские и дворные в томъ паньстве нашомъ, великомъ князстве, были во всякихъ достойностяхъ и учстивостяхъ захованы водле давного обычаю и кождый подле зацности местъца своего. А што се дотычеть владности и справъ ихъ судовыхъ, в том се они мають заховати и справовати, яко которому вряду здавна замероно и в семъ статуте описано естъ.

Артыкулъ 14.

О неотниманью достоеньствъ и врядовъ на заочное обмовенье.

Теж уставуемъ, ижъ достоенствъ всякихъ врядовъ, староствъ, державъ, тивунъствъ на справу чию жъ кольвекъ на обмовы заочные мы и потомъки нашы не маемъ отнимати. Але коли бы который зъ урядниковъ нашыхъ былъ роспрошитель або шкодникъ нашъ и дворовъ нашыхъ и до насъ бы в томъ обмовенъ и обвиненъ былъ, тогды обоя сторона, якъ тотъ, хто ведеть, такъ и на кого менить, мають передъ нами очевисто за мандатомъ стати, а мы с паны радами нашыми великого князства литовъского, выслухавшы их и розезнавши тую речъ, винъного подле выступу его маемъ карати. А безвинъне и без права на заочное поведанье не будемъ ни в кого врядовъ брати, ани ихъ з нихъ рушати.

Артыкулъ 15.

О держанью старыхъ уставъ, а новыхъ без сойму вального не уставляти.

Тежъ прирекаемъ вси привилья земъские стародавные и ново отъ насъ даные, вольности и звычаи добрие стародавные ховати и ни в чомъ того не нарушати, а нового ничого не вставляти. А ведь же была л[ь] потреба што нового прибавити ку доброму речы посполитое, тогды и того не маемъ чинити, ани уставъ жадныхъ делати, али жъ на вальномъ сойме з ведомостью и порадою рад нашихъ и призволеньемъ всихъ станов, сойму належачыхъ.

Артыкулъ 16.

О вольности выеханья с панствъ нашихъ до инъших паньствъ хрестиянских, кромъ земль неприятелских, и о опеках таких именей.

Тежъ узычаемъ и уфаляемъ вечными часы, абы княжата и панове хоруговные, шляхта и кожъдый чоловекъ рицерский и всякого стану того паньства, великого князства литовского, мели вольность и моцъ выехати и выйти с тыхъ земль наших, великого князства, для набытья наукъ, в писме цвиченья и учинъковъ рыцерских и тежъ будучи неспособного здоров[ь]я своего для лѣкарствъ до всякихъ земль и сторонъ, кромя земъль неприятелей наших, с ким бы тое панство нашо на он часъ валчило. А вед же такъ, абы з ыменей ихъ под тымъ часомъ а в небытности ихъ самыхъ служъбы наши земские не были омешканы, але намъ и потомъкомъ нашимъ, яко и при них были завъжды, только илекроть бы потреба указывала, подле уфалы и уставы земское были заслугованы. А естли бы сынъ поехалъ по рыцерстве, а отецъ в дому зосталъ, а в небытности его отецъ бы умеръ, а не оставилъ бы по собе другого сына дорослого або опекуна, або близкого кровного прирожоного в ымен[ь]яхъ, тогды маем мы, г[о]с[по]д[а]ръ, а в небытности нашой в том панстве - вряд нашъ земъский судовый мает опекуна, чоловека доброго, ростропного, цнотливого, побожного и добре в томъ панстве и в томъ же поветѣ, где тые именья лежать, оселого, на таковые имен[ь]я установити, хто бы з них служъбу земъскую заступовал и именья от кривъдъ и шкод боронилъ и у права отповедалъ водлугъ артыкуловъ, нижей о опекунех доложоных. А кгды тотъ зъ чужихъ земъль приедеть, маеть именье и маетность свою до рукъ своихъ взяти, яко власность свою, а тотъ опекунъ маеть се в той опеце справовати и личъбу з опеки своее чинити такъ, яко и кождный [!] иный опекунъ водлугъ науки сего статуту. А будеть ли тотъ, мешкаючый в чожой земли, хотел кому инъшому тое именье пустити або в опеку злетити, то ему волно будеть. А тотъ перший опекун и ку тому заховатисе маеть, яко вышей описано.

Артыкулъ 17.

По смерти отцовъ и матокъ и иныхъ кровъныхъ и близкихъ, ихъ детей и потомковъ и близкихъ дедичства, спадъку, выслуги и всякого набытья не отдаляти и о спадку на нас, г[о]с[по]д[а]ра, по безпотомъныхъ.

Тежъ уставуем, ижъ по смерти отцовъ и матокъ дети ихъ, сынове и дочки от отъчизъны и матерызны не мають быти отдалены. Але они сами и ихъ щадки властные кровъные и близкие правомъ прирожонымъ и слушне набытымъ звычаемъ стародавнымъ и тежъ статутомъ первымъ и тепѣрешнимъ мають посегнути и одержати и тые добра на пожытокъ свой оборочати вечными часы. А то жъ се тежъ будеть розумети о близкостяхъ, спадкохъ, выслугахъ и всякомъ набытью подлугъ права, а то тымъ обычаемъ: естли бы было колько брат[ь]и, сестръ рожоныхъ, выданыхъ або не выданыхъ замужъ, а тые бы братья межи собою отчизною и куплею, которые се в отчизну имъ оборочати мает, поделилисе, або еще и не поделилисе, а который бы з нихъ умер, не зоставившы по собе плоду, тогды его часть отчизны и купли только на братью приходить и на ихъ потомъство, а на сестры - только выправа с четвертое части всякого именья отчизного и купленого, и то естли бы которой передъ тымъ з них замужъ по смеръти отцовской идучи от тое братьи не была дана. А естли бы была материзна, тогды мають братья з сестрами ровно поделити межы собою. Пакли бы пан богъ допустилъ, жебы оные братья померли вси, а в жадного потомъства по них не зостало, а хотя жъ бы и было, а потомъ се звело, тогды оная вся отчизная и всякимъ обычаемъ набытые именья, засе на сестры и на их потомства спадывають. Нижли естли бы еще такъже панъ богъ допустилъ, жебы оных братей и сестръ, ани их потомъства и щадковъ не зостало, тогды оная отчизна ихъ вся, такъже всякимъ обычаемъ слушне набытые именья и маетность маеть на близких спадывати, которий естъ наблизший до отчизны, до матерызны наблизшие по мечу водлугъ того ж поступку. Такъ же тежъ и материстое маеть спасти на тых, которые будуть до материстого именья наблизшие по матъце оных змерлыхъ, естли бы через нихъ кому слушнымъ записомъ не было заведено,- кроме тыхъ, которые без потомъковъ, близких щадковъ и наследковъ своихъ зомруть, ни на кого права своего прирожоного, выслужоного и набытого не въливъшы и не записавшы, бо по тыхъ и таким обычаемъ именье спадкомъ на речъ посполитую и на насъ, г[о]с[по]д[а]ра, великого кн[я]зя и потомъковъ нашых, великих кн[я]зей литовъскихъ, приходять и приходити будуть.

Артыкулъ 18.

О неданью достоенъствъ, врядовъ людямъ народу простого.

Тежъ простыхъ людей не повышати над шляхту, ани на достойности ихъ прекладати и врядовъ нашихъ простого народу людем давати не маемъ, але шляхъте, кождому рицеръскому чоловеку и тутошнего паньства, великого князства литовъского, родичом и в томъ паньстве оселымъ. Мы з ласки нашое, г[о]с[по]д[а]ръское, за годностями и службами ихъ намъ, г[о]с[по]д[а]ру, и речи посполитое обецуемъ ихъ достойностями и вряды опатровати и до службъ нашыхъ на дворъ нашъ приймовати, яко веръныхъ подданыхъ нашыхъ.

Артыкулъ 19.

О выводе шляхетъства за примовою.

Уставуемъ тежъ, естли бы хто кому рекъ, жебы не был шляхътичъ, тогды тотъ, хто се выводить, маеть поставити зъ отца и матъки по двухъ шляхътичовъ прирожоныхъ, то естъ двохъ зъ отца и двохъ з матки кровныхъ, и на том имъ поприсегнути, ижъ ихъ естъ природный а правдивый шляхътичъ. А пакли бы се родъ звелъ, а онъ бы был тутошнего паньства нашого тубылецъ, тогды бояр, шляхъту околичных маеть поставити двухъ шляхтичовъ, которые мають при немъ присегнути, же онъ естъ з роду шляхтичъ. А по таковомъ выводе приганеный при шляхетъстве зостанеть, а тотъ, который приганилъ, маеть за таковую неповстегливую мову свою седети в замъку або в дворе нашомъ судовомъ дванадцать недель, а сторону противную совито навезати.

Артыкулъ 20.

О понятью через шляхътича нешляхтянъки и потомъстве таких людей.

Пакли бы который шляхтичъ нешляхтянъку собе не ровную понялъ, тогды якъ тую нешляхтянку, жону свою, такъ и дети свои, з нею набытые, собою и шляхетъствомъ своимъ ушляхтит. И таковые жоны и дети ихъ за правыхъ шляхътичовъ быти мають. А вед же естли бы таковая невеста, бывши за шляхътичомъ, и засе бы потомъ пошла за простого ч[е]л[о]в[е]ка, а не за шляхътича, тогды тая засе учтивость шляхетъскую тратить и в таковомъ стане быти маеть, яко мужъ ее, за кимъ в тотъ часъ будеть. А детемъ тым, которые с першимъ своимъ мужомъ шляхтичомъ мела, то предсе шкодити не будеть, только бы ремесломъ а шинкомъ се не живили и локтемь не мерили. А вед же и таковый, естли бы шинкъ и ремесло местъское и хлопъское покинулъ и опустилъ, а поступковъ шляхетъских и рицерских наслядовалъ [!], тогды предсе за шляхътича почытанъ быти маеть.

Артыкулъ 21.

О чужоземъцу, наганеномъ о шляхетство, и о набытью через нѣго оселости.

Тежъ естли бы которому чужоземъцу хто наганилъ на шляхетство, тогды маеть ехати до земли своее, откуль естъ, и там перед врядомъ вывести шляхетство свое, а з уряду под ихъ печатми листъ принести, которимъ тутъ шляхетъства своего маеть довести. А естли бы валька с тое стороны была, откуль онъ естъ, тогды маеть поставити двухъ особъ, правдивых шляхтичовъ, с тое жъ стороны своее або тутошнихъ, бывалыхъ в той земли, которые бы были шляхетства его сведоми, а тые мають такъже при немъ присегнути, ижъ онъ естъ шляхътич. Таковымъ обычаемъ чужоземцу выводъ шляхетства будеть. А кгды вжо тотъ приганеный выведеть шляхетство свое, тогды тотъ, который ему приганилъ, якого кольвекъ стану будеть, маеть шкоду и наклад, на чомъ тотъ, хто се вывелъ, присягънеть, ему заплатити. А пакли бы который чужоземецъ, приехавъши до здешнего паньства нашого, купил и якимъ кольвекъ слушнымъ обычаемъ набылъ собе имен[ь]е шляхетъское, а хотел волъностей шляхетскихъ уживати, тогды первей маеть указати передъ врядомъ тымъ, где купилъ именье, если естъ правдивый шляхътичъ. А где бы того не показал, тогды, хотя имен[ь]е купит, предсе з волностей шляхетскихъ веселитисе и ихъ уживати не маеть и под хоруговъю заровно зъ шляхтою стояти не маеть. Але близкие мають его зъ того именья шацунъкомъ, в семъ статуте нижей в артыкуле о отправахъ речей сужоныхъ описаным, скупити и службу земъскую з него служити. А предсе достоенства и врядовъ держати не мает, хотя бы и шляхтичом былъ. Такъже се маеть розумети и о тубыльцу нешляхтичу.

Артыкулъ 22.

Естли бы тотъ, хто приганилъ, самъ не былъ шляхтичъ.

Уставуемъ тежъ, ижъ кгды бы хто, самъ будучи нешляхтичъ, приганилъ чоловеку доброму шляхтичу, а тотъ шляхтичъ в том стане своемъ шляхетъскомъ былъ бы значный и ведомый и довод на шляхетство учинилъ, а по выводе и оказан[ь]ю своего шляхетства естли бы тежъ тотъ шляхтичъ противной своей сторонѣ задал, мовечи, же онъ самъ нешляхтич, а тотъ бы засе шляхетства своего водлугъ артыкулу двадцатого в семъ же розделе не вывелъ, але оказалъ се быть с права человекомъ простымъ, не шляхтичом, такового, чий бы кольвекъ былъ вряд нашъ, передъ которымъ се то станеть, маеть росказати кату вести до пренкгира и тамъ его дупцы бити и потом высветчити. А ведучи его от вряду до каран[ь]я и высветъчываючи з места, маеть казати обволати, же се такими словы на шляхтича торгнулъ.

Артыкулъ 23.

О наганенье шляхътича забитого.

Тежъ кому бы дана была вина о голову шляхетъскую, а онъ бы поведалъ, иж тотъ забитый не былъ шляхътичъ, тогды, кгды того доведуть кровные водлугъ артыкулу двадъцатого в семъ же розделе, же был шляхътичъ, маеть быти каранъ, сяко [!] о томъ в семъ статуте о мужобойцахъ нижей написано. А зособна навезка за приганенье зъ именья и маетности его маеть быти плачона, яко бы живому шляхтичу наганилъ.

Артыкулъ 24.

О шляхте, которые именья свои попродавши, лифою се бавять.

Уставуемъ, естли бы который шляхтичъ, именье свое продавъши а в месте мешкаючи, з лифы жилъ, уникаючи службы земское военъное, таковые предсе з сумы своее пенежное винъни службу земъскую служити водле уфалы на онъ часъ соймовое под утраченьемъ всего добра своего.

Артыкулъ 25.

О шляхте, которая бы у месте оселост[ь] принела.

Тежъ уставуемъ, ижъ кгды бы шляхътич, занехавши именья и обыстья своего шляхетъского або про худобу свою ищучы собе поживенья, ушолъ бы до места и мешкал тамъ, торгъ местский ведучи або и шинкъ в дому маючи и локтемъ меречы, або ремесло робечи на варстате, таковый вжо з волностей шляхетъскихъ веселитисе не маеть. Ведь же естли бы потомъ тотъ шляхътичъ самъ або сынове шинкомъ и ремествомъ местъским объходитисе не хотели и локтемъ не мерили и, вышодъшы зась з места, наслядовали поступковъ рицерских продъковъ своихъ, таковые мають быть за правую шляхъту розумени.

Артыкулъ 26.

О непривлащенье вольностей шляхетъских людем простого стану.

Кгды жъ повышен[ь]я чъсти и стану за годностями и заслугами каждого [!] власне рукам и шафунку зверхности нашое, г[о]с[по]д[а]ръское, належит, и тежъ постерегаючи всякого уближенья стану шляхетъского от людей простыхъ, уставуемъ, ижъ нихто з людей простого стану, окромъ особливое ласки и надаренья от зверъхности нашое, г[о]с[по]д[а]ръское, и то за явными значными и рицеръскими послугами, мужъствомъ, оказанымъ против неприятелемъ нашимъ, вольностей и привильевъ стану шляхетъского и геръбовъ шляхетъскихъ самъ собе привлащати, ани ихъ уживати не мает никоторим обычаем, ани поседаньем именей и кгрунътовъ шляхетских. Прото абы домы шляхетские не сходили, тогды то варуем, иж простого стану чоловекъ, не осегнувши первей от нас, г[о]с[по]д[а]ра, волности шляхетское, именей и кгрунтов шляхетских никоторим обычае[м] поседати ани куплею своею на вечность одержати не можеть. Але близкие за отложеньемъ пенезей шацунъкомъ статутовымъ ку тому именью прийти и припущоны быти мають, хотя бы и давность земъская зашла.

Артыкулъ 27.

Кгды бы шляхътичъ шляхтичу примовъку якую учынилъ такъ о шляхетъство, яко и о инъшые речы у вочы и заочне.

Тежъ уставуемъ, ижъ кгды бы, которого кольвекъ стану и достойности будучи, только бы одно роду шляхетъского, чоловекъ, заровно всихъ в томъ почитаючи - от велможного ажъ до наубозшого шляхътича однако розумеючы - одинъ другому такъ о шляхетъство, яко о иншие речы, почстивости и доброй славе дотъкливые, очевисте голыми словы, кромъ мѣнованья самыхъ учинковъ, на судъ кгродский вынятыхъ, примовку учинилъ, а то бы се до права, будь перед насъ, г[о]с[по]д[а]ра, кгды бы се то у двору нашого стало, або передъ врядъ земъский або кгродский приточило, и гдѣ бы тотъ, хто примовилъ, а передъ правомъ к тому се не знал, тогды тому, кому примовено, то ничого шкодити не маеть, и онъ того справоватисе не будеть повиненъ. И тая примовка далей на того, хто се запрелъ, не маеть быти довожона. Але естли бы повторе тотъ же и тому жъ шкодливе примовилъ очевиссте [!], тогды вжо, хотя бы се того прелъ, а сторона ображоная доведет ли того на него доводомъ слушным, яко о доводехъ особливе на своемъ местъцу в семъ статуте естъ описано, маеть быти с права каранъ везен[ь]емъ, то естъ в замку або в дворе нашомъ шесть недель седети будеть. А за переводомъ права, естли бы винъный вряду послушонъ быти и у везен[ь]ю сести або в нем черезъ час замероный вытрвати не хотелъ, тогды маеть за то заплатити вины стороне ображоной пятьдесятъ копъ грошей заразом без позвов и без складан[ь]я роковъ, которую вину тотъ же вряд на маетности его стороне ображоной отправити будеть повинен подлугъ артыкулу, о отправахъ речей сужоныхъ учиненого. А заплативши тую пятдесятъ копъ грошей, предсе ему врядъ маеть листомъ своимъ рокъ зложити за чотыры недели от положен[ь]я листу, абы за тую вину шесть недель выседелъ. А за кождое недосыть учиненье седенью ма[е]ть [в оригинале "мають" очевидно от руки, копируя оригинальный шрифт, выправлено на "маеть"] вину вышей описаную платити и не маеть то ему быти отпущоно, ажъ выседить. А о заочную примовку нихто се брати не маеть, кгды ж то при томъ зоставати маеть, хто заочне мовить о чоловеку почстивомъ, бо доброму ч[е]л[о]в[е]ку не годитьсе лихо говорити о почтивомъ.

Артыкулъ 28.

О примовку, жебы мелъ быть неучъстивое матъки сыномъ, и о прымовце белымъ головамъ шляхетскимъ.

Тежъ уставуемъ, ижъ коли бы хто кому рекъ, жесь ты неучъстивое матъки и нечистого ложа сынъ, а того бы на него не довел, а тотъ, которому примовено, с того слушне бы се вывел, тогды сказуем, ижъ таковый мает оного навезати совито сорокъма копами грошей, а тую примовъку перед тымъ же судомъ заразомъ, с права не отходечи, такъ очистити и тыми словы [в оригинале: "словоз"] одъмовити маеть, што есми менил на тебе, жебыс ты былъ неучъстивое матъки и нечистого ложа сынъ, томъ на тебе брехалъ, яко песъ. А где бы такъ упорнымъ былъ а тыми словы заразомъ у суду того отмовити не хотелъ, тогды маеть седети у везенью на замку нашомъ такъ долъго, ажъ тыми словы, яко в томъ артыкуле написано, отмовить и навезку сполъна отдасть без складанья роков под виною, въ артыкуле вышъшом двадцать семомъ описаною. А вряд нашъ в томъ тому упоръному ниякое фолькги чинити не маеть. А вед же бенъкарты не инакъшые одно таковые быти мають розумены, хто бы дети не з венчальною и нешлюбною жоною мелъ, хотя бы потомъ ее и понялъ, и таковымъ отецъ от правых детей и от кровных ничого записати не можеть. А звлаща таковые дети наддерь бенъкартами розумены быти мають, которих бы отецъ при властной жоне с чужолозницою [!] мелъ. А хотя бы по смерти правое малъжонъки тую подложницу свою понялъ а дети з нею прибыл, тогды яко тые першие блудные, такъ и тые, хотя по венъчанью а шлюбе с таковою жоною мети будеть, предсе тые обои дети, з нею набытые, за бенкарты мають быти поличоны и никоторыми вымыслы, ани записы ку именьямъ и маетности отца ихъ припущоны быти не мають. Тежъ таковый маеть быти за бенкарта розуменъ, которого бы се отецъ за живота своего выреклъ и не своимъ сыномъ бы его призналъ, одно, жебы того не учинилъ з вазни и з гневу против сыну або жене своей, матце его почстивой, або бы теж, жебы его час немалый за дитя мел и по его порожен[ь]ю з собою матъку его а жону свою терпелъ, бо, яко его вжо раз за дитя свое принявшы и маючи его при собе в дому своемъ, теръпливостью своею за дитя свое призналъ, такъ вжо его потомъ злымъ чинити не можеть, кгды жъ доброму ничого злого и непочтивого в дому своемъ теръпети не годитьсе. А особливе отецъ сына бенъкартомъ учинити не можеть за другое жоны своее а мачохи его, а звлаща естли будеть того сына своего, с первъшою жоною своею, матъкою его, мешкаючи, за сына мелъ, тогды вжо при мачосе выречисе его не можеть. Таким же обычаемъ и о дочкахъ маеть быти розумено, по тому жъ а матка яко за перъвшого мужа своего, такъ тежъ и за другого мужа пошодши противъ детей своихъ, тымъ правомъ и обычаемъ, яко о отцы написано, сужоно быти маеть. А гдѣ бы теж хто примовилъ которой учстивой белой голове шляхтянъце, называючы ее вшетечницою, жебы у стане своемъ неучстиве се ховати мела, тогды таковымъ же правомъ, яко вышей у томъ артыкуле написано о томъ, сужоно и карано быти маеть.

Артыкулъ 29.

О вызволенье от платовъ новых, от подъвод, будованья замъков и мощенья мостовъ, такъ тежъ и о стацыю по дорогахъ.

Ижъ теж привильями давными продъковъ нашыхъ, королей ихъ м[и]л[о]сти и великих кн[я]зей литовъскихъ, вси посполитые люди тяглые и мещане, подданые княжатъ, пановъ хоруговныхъ, шляхты и бояръ, обывателей паньствъ нашых, земль великого князства литовъского, от кождое дани, податку, серебщизнъ и всякихъ поборовъ без доброволного самыхъ панов ихъ зезволенья и уфалы сойму валного и теж отъ дякла и ото всякихъ беременъ повозовых, которые подводами зовуть, и от даван[ь]я стаций про нас и теж пословъ и гонцовъ нашихъ, такъже от вожен[ь]я каменя, дерева або дровъ ку пален[ь]ю плиты и вапна на замки наши, от кошенья сена и от всякое сторожы и лововъ, такъже от будованья и поправованья замъковъ и мощенья мостовъ и от инъшых роботъ выняты суть. А некоторые подданые кн[я]зьские, паньские и шляхетъские зъ именей ихъ по сесь часъ обътяжени бывали роботами замъков, становъ, што уколы называно, такъже даваньемъ стацей и подъводъ про насъ, г[о]с[по]д[а]ра, и тежъ даваньемъ стацей под послы и гонцы наши и робеньемъ а направованьемъ мостовъ. Прото мы, г[о]с[по]д[а]ръ, всих обывателей паньства нашого, великого князства литовского, и земль, к нему належачых, рускихъ, жомоитъских и иных, до однакое ровное вольности приводечи, всих подъданыхъ кн[я]зскихъ, паньскихъ и шляхетъских от верхупомененых и якимъ кольвекъ именемъ названых потеглей и повинъностей от сего часу на вси потомные часы выймуемъ и вызволяемъ вечными часы, кроме мещанъ и подданых нашихъ, г[о]с[по]д[а]ръских, абы тые водле стародавного обычаю яко подводы и подыймованье стацыями на станехъ, на местъцах звычайныхъ намъ, г[о]с[по]д[а]ру, посломъ и гонцомъ нашимъ, такъ тежъ мосты и замъки на дельницахъ своих поправовати водле звычаю своего повинни были. Ведъ же мещане и подъданые кн[я]зьские, панские и шляхетъские подъводы под послы и гонцы наши водле звыклого обычаю давать будуть повинъни. А што ся дотычеть отправованья замъков, замков [!] и мостов старых и знову будован[ь]я , гдѣ до сего часу подданые шляхетъские направовать и будовать были повинъни, то маеть быти опатрывано з мытъ новоподвышоных, што особливою конъстытуцыею соймовою варовано будеть, яко в конъстытуцыи на унии сойму любельского о земъли Волыньской, Подляшъской и Киевъской естъ описано. А мосты в добрах, столу нашому належачыхъ, гдѣ бы потреба указовала будовать, то такъже маеть быти опатровано подъдаными нашими. И мостовое становено быти маеть, яко въ артыкуле двадцать дѣвятомъ розделу первого шляхте около будованья мостовъ въ именьяхъ их естъ доложоно. А гдѣ бы которий староста або деръжавца, городничий и мостовничи [!] нашъ альбо наместъникъ и слуга которого з них подданыхъ шляхетъскихъ примушалъ в томъ, до тых роботъ не повинъныхъ и симъ статутомъ вызволеных, догажаючи в томъ пожытъку своему, тогды кождый таковый, хто бы то учинилъ, маеть быть припозван до суду належного водле арътыкулу шестьдесятъ семого в розделе четверътомъ. А за доводомъ правнымъ вины двадцать коп грошей будеть повиненъ оному укривъжоному шляхтичу заплатити и шкоду совито оправити. Такъ тежъ кнежата, панове рады, воеводове, старостове и нихто з шляхты, ездячи по дорогахъ от именья до именья своего, у войску и на замъки украинные, именьямъ шляхетъским и ихъ подданымъ не мають шкодити и стацый и подводъ брати, але собе, слугамъ и конемъ своимъ за п[е]н[е]зи водле торгу ценою живность куповати будуть повиньни. А хто бы надъ сюю уставу што учинилъ, тотъ такъ же, яко верху описано, маеть быти позыванъ, а за переводомъ правным стороне жалобливой такъже кгвалъту двадцать копъ грошей платити будеть повиненъ, а шкоду совито оправити за слушнымъ доводомъ повиненъ будеть.

Артыкулъ 30.

Естли бы который с подданыхъ нашыхъ на кн[я]зех, панехъ або на комъ иномъ выслужыл именье лежачое.

Коли бы который с подъданых нашихъ, будучи народу шляхетъского, на кн[я]зех або на панехъ, або на комъ ином именье лежачое выслужилъ и, будучи того именья в держанью онъ сам або потомъки его, а потомъ хотелъ бы прочъ, тогды вольно будеть ему и потомъком его отыйти прочъ куды хотечи зо всими статъки, маетностью и зо всимъ набытьемъ своимъ и накладомъ албо будованьемъ, што будеть на тое именье наложилъ. А естли бы оный панъ далъ тому слузѣ своему на оное именье данину свою, листъ, записъ свой подъ печатью своею и подъ печатьми шляхты, людей веры годныхъ, и то бы в немъ выражоно было, ижъ вольно ему и потомъкомъ его с тымъ именьемъ кому хотечы служити вечными часы, и тотъ листъ, описъ свой самъ обличнѣ передъ нами, г[о]с[по]д[а]ремъ, або врядомъ нашим водле сего статуту созналъ, тогды таковый листъ при моцы маеть быти захованъ, а тот, кому записано, пры записѣ и пры томъ именью зостати маеть и потомки его вечными часы. А который бы шляхтичъ, выслужившы на котором пане именье и не маючы такового листу и вольности с тым именьемъ служити або продати и заменити, кому бы он хотелъ, а потом бы, служечы оному пану своему и, кромя воли и ведомости его, с тымъ именьем намъ, г[о]с[по]д[а]ру, або за которого иного пана подъдалсе, продал або якимъ же кольвекъ правом тое именье, люди албо кгрунты от него пустилъ, тогды оный панъ або потомкове его, подъ ким бы тое именье мел, воленъ тое именье от такого кождого взяти. Ведь же первей часъ на вырумованье через возного шесть недель зложити ему маеть. А хотя бы и хто инъшый, а не тотъ самъ земенинъ або бояринъ, тое именье держалъ, предъсе не держачому, але тому, кому тое именье первей дано было, через возного, яко вышей описано, час складанъ быти маеть. А тотъ в томъ часе зо въсею маетъностью своею и з будован[ь]емъ, своимъ коштомъ побудованым, где хотечи выпровадитисе повинен будеть. А где бы тотъ, кому таковое именье, люди альбо кгрунты пущоны были, на тое обосланье врядовое не дъбаючы, того пустити не хотелъ, тогды тотъ таковый противъный маеть быти позванъ до вряду кгродского на рокъ завитый яко о кгвалътовное выбитье зь спокойного держанья. А таковой шляхте и бояромъ, мешкаючим под кимъ кольвекъ, и давность земъская ити и помочна быти не маеть. А оному пану и наклады правные за доводомъ слушнымъ заплатити виненъ будет. А тотъ слуга маеть быти за то каранъ везеньем на том же врядѣ чверть лета и, выседевши час замероный, не похочѣт ли тому пану служити, оставивши тое именье оному пану, вольно будеть ему з маетностью своею, яко о томъ выше [!] в томъ же артыкуле описано, прочъ одыйти.

Артыкулъ 31.

О непозыван[ь]е светъскихъ в духовное право о речи светские.

Тежъ уставуемъ, ижъ бискупове, прелати стану духовного и их справъцы кн[я]жатъ, пановъ и всей шляхъты, рицерства и мещанъ и въсихъ подданыхъ нашыхъ, яко и шляхетскихъ не мають никого ку собе до духовного права о светские речи позывати. Такъ теж и сама шляхъта, мещане и вси подданые нашы и теж подданые шляхетъские якого кольвекъ стану не мають се до духовъного права утекати и позывати о речы светъские под закладом стороне позваной двадцатма копами грошей и под нагороженьемъ утрат всих зъ совитостью. Нижъли што ку праву духовному належати и прислухати будеть, то в духовном праве справовано и сужоно быти маеть.

Артыкулъ 32.

О довоженье справедливости въ кривдахъ светъскихъ зъ станы духовъными, такъже духовънымъ станы светъскими.

Уставуемъ, если бы се коли якие кривъды деяли з ыменей костелныхъ от врядниковъ, слугъ, бояръ и подданыхъ всякихъ становъ духовныхъ людемъ стану светъского, такъ самой шляхъте, яко слугам и подданымъ ихъ, такъже и мещаномъ местъ нашихъ и иным п[о]дданымъ нашимъ, г[о]с[по]д[а]ръскимъ, о кгвалъты, наезды, розъбой, забойства, о кгвалъты паненъ и невестъ, бой, раны, грабежы, о люди и челедь збеглую и о иные якие кольвекъ речи поточные, ино иж кожъдый з своего слуги и подданого справедливость близъший естъ чынити, тогды тежъ и станы духовъные зъ врядниковъ и слугъ своих, будь оселыхъ, яко и неоселыхъ, и с подданыхъ своихъ повинни будуть справедливость чинити за въпомненьемъ черезь листъ вряду земъского водлугъ сего жъ права писаного статуту земского. А где бы хто з особъ духовъных якого ж колвекъ стану и достоенства справедливости учинити не хотелъ або судомъ своим што кому в чом уближилъ, тогды о то самъ таковый до бискупа того, под которого справою естъ, яко до головънейшого преложоного своего маеть быти позванъ на рокъ певъный от поданья позву очевистого за чотыри недели, а от положенья на именью за шесть недель позвомъ бискупимъ, писанымъ польскимъ писмомъ. И там же самъ маеть особою своею або черезь умоцованого своего стати и оного, на кого жалоба вышла, передъ судомъ бискупим ставити. А княз[ь] бискупъ, которого то владзы будет належати, або врядъ его, постерегаючы в томъ покою посполитого и справедливости светое, абы в чомъ ущербена не была, повиненъ будеть тымъ правомъ посполитымъ и статутомъ земъскимъ справедливость укривъжоному чинить без вшелякое проволоки и затрудъненья, отправу слушную суду своего даючи на виноватом з добръ, з маетности рухомое и з доходовъ правомъ переконаного. А где бы маетности не стало - и на самой особе. А естли бы от самыхъ особъ духовных в чомъ кольвекъ в тыхъ речахъ верхупомененых крывда кому деяласе, тогды о то такъже до кн[я]зя бискупа або вряду его на рокъ позваны быти мають. А княз[ь] бискупъ або врядъ его никоторымъ инымъ, отдно [!] симъ же правом посполитымъ и статутом земъскимъ то все судити и по суде отправу на виноватомъ, на маетности властной тыхъ духовныхъ особъ лежачой и рухомой, а придет ли до того с права - и на теле каранье водлугъ сего жъ статуту чинити и выконывати будет повинен, чинечи тому всему досыт под присегою своею до рады, намъ учиненою. А естли што у суду духовнаго правомъ светъскимъ будеть осужоно, а на отправу до которого вряду земъского або кгродского одослано, тогды то оный вряд отправовати мает - вед же не вскладаючы в то жадъныхъ такихъ речей, которые бы намъней волности правъ тыхъ и конъфедерацыю нарушати мели. А естъли бы отправы в такихъ речахъ врядъ не учинилъ, тогды о такое недосыть учиненье водъле артыкуловъ, о томъ написаныхъ, волное право зь врядом кождому до суду належного будеть. Ведь же естли бы сторона жалобъная або отъпорная розумела собе быть уближен[ь]е справедъливости своее выроком и сказаньемъ бискупимъ або вряду его, тогды таковой стороне княз[ь] бискупъ або вряд его о речи, тымъ правомъ земъскимъ осужоные, апеляцый допустити будуть повинъни до суду трибунальского. Который трибуналъ нигде инде, одъно в месте нашомъ столечъномъ Виленьскомъ таковые справы за апеляцыями межы станы духовъными и светъскими водлугъ [с]его статуту права посполитого отсуживати маеть. На которые суды трибуналские для таковыхъ справъ мають быти высажоны зъ стороны духовъное три особы, а з стороны станов светъскихъ такъже три особы, межы трибуналистами обраные. И где въ якой справе болшъ особъ межи тыми шестьма особами, на тые суды выбраными, на одъно вотумъ згодятьсе, при тыхъ вотех конъклюзыя зостати маеть. А пакли бы в ровности вотъ о которую справу тые шесть трибуналистовъ не згодилися, тогды таковые речы отсылати мають до насъ, г[о]с[по]д[а]ра. А мы за токовым [!] отослан[ь]емъ тые справы отсуживати маемъ, где на тотъ часъ дворомъ нашимъ будемъ в семъ панстве нашомъ, великомъ князстве литовскомъ, и без сойму. А где бы теж кому от кн[я]зей бискуповъ кривъда в чомъ деяласе, такъ от самых особъ, якъ от врядъниковъ, слугъ, бояръ и подданыхъ ихъ, а они бы сами за упомнен[ь]емъ от вряду земского черезъ листъ упоминалный сами стороне жалобливой усправедливитися яко особы духовные не хотели альбо з урядниковъ, слугъ, бояр и подданыхъ своих справедливости не учинили водълугъ сего права посполитого, тогды о то до нас, г[о]с[по]д[а]ра, такъже на рокъ завитый позываны и тым же правомъ земскимъ сужоны быти мають, складаючы рокъ за позвы: естъли у великомъ князстве литовскомъ дворомъ нашимъ будем - чотыри недели, а естли за границою великого князства литовского - осмъ недель. Если бы се тежъ людемъ стану духовъного, слугам и подданым ихъ от людей стану светъского кн[я]жатъ, панятъ, шляхты, въ якой кольвекъ зацъности и зверхности будучихъ, такъ в невыдаванью десетинъ, яко и в ынъшыхъ речахъ поточъныхъ, кривъда се якая дѣяла, тогды о такие кривъды особа духовъная особу светскую, от которого се ему кривъда станеть, позывати будеть до его суду властного земъского альбо кгродского тым порядъкомъ, яко се и сами станы светские позывають водълугъ артыкулов, в томъ статуте описаных, з вольнымъ отозван[ь]емъ обема сторонамъ до суду головного трибунальского, сполъного з духовънымъ. А оповеданья и записанье таковых звышъменованыхъ кривдъ и шкодъ, которие от становъ духовъныхъ и ихъ слугъ и подданых починены будуть, мають се деяти на врядехъ земскихъ, кгродских або и духовныхъ, где хто похочеть в тых поветехъ, где тые именья костелъные лежать, або под которымъ врядомъ што се кому от нихъ и слугъ, подданыхъ ихъ кривды станеть. А подъ тым часомъ коли бы которое бискупъство ваковало, або гдѣ бы который бискупъ до чужыхъ паньствъ въ посельствахъ або гдѣ по своих справахъ з сего паньства, великого князства литовъского, от[ъ]ехалъ, тогды укривжоный до капитулы або справцы оного достоенъства, хто тымъ бискупством справовати будеть, поступкомъ, вышей описанымъ, утекатисе и справедливости собе доводити маеть. А они винъни будут справедливость чинити водлугъ сего жъ права и статуту земъского. А то жъ се маеть розумети и о духовныхъ греческого закону, же меньшие з них станы передъ старшими своими преложоными, а преложоные старъшые перед судомъ головнымъ порадъком, вышей описанымъ, усправедливитися людемъ светъского стану повинъни будуть. Лечъ што се дотычеть таких кривдъ поточных с таковыхъ именей станов духовных, от врядниковъ и подданых ихъ албо от нихъ самых, которые праву посполитому и службе земъской военъной подълегли суть, то естъ зъ отчизныхъ, материстых, купленых, дарованых и закупленыхъ и якимъ инымъ обычаемъ набытых, тогды вжо с таковыхъ именей своихъ и духовъные особы такъ, яко и шляхта стану светъского, водле порадъку статутового тому праву посполитому земъскому подлегати мають такъ у суду земъского, кгродского, подъкоморъского и комисаръского, а за апеляцеею - у суду головного.

Артыкулъ 33.

О права земленые межы станы духовъными и светъскими.

Пры томъ тежъ розницамъ, которые ся межи именьями и кгрунтами становъ духовъных и становъ светъскихъ часто деють, а с того до заштья и непокоевъ немалыхъ приходить, а забегаючы и на часы потомные то межи ними ровнуючи, уставуемъ, кгды жъ особы стану духовного добрую и певную с права посполитого мають ведомость, ижъ у суду земъского належного з людми стану светъского готовую и неотволочную собе справедливость, далеко ее не ищучы, завжды относити могуть. А з насъ теж, г[о]с[по]д[а]ра, наявнейшый прикладъ в томъ имъ естъ поданъ, иж мы водле права посполитого, через врядники нашы и через насъ тому паньству, великому князству литовъскому, поприсяжоного и наданого, гдѣ идеть о кгрунъты и речы земленые, ровные и однакому праву посполитому тому жъ подлегаемъ. Тогды тымъ же обычаемъ и вси прелати, бискупове и иные особы стану духовного, якимъ кольвекъ именемъ названые, деръжачы и именья светъские, праву посполитому и службе земъской военъной подълеглые, будь купленые, закупленые и якимъ колвекъ обычаем через нихъ и продъков ихъ набытые, о кгрунты земленые тых таковыхъ именей своихъ, гдѣ бы се кому з людей народу шляхетъского и иных светъскихъ становъ у забранью земли, у покаженью границъ и в переоранью межъ и в ыншых речахъ земленыхъ кривды якие от них деяли, повинъни будуть имъ усправедливитисе и росправу межы собою и именьями або кгрунтами своими однакимъ обычаемъ и поступкомъ правнымъ приймовати у суду земского и подкоморъского, и тамъ далей поступуючы, яко статутъ права посполитого того великого князства литовского учить и указуеть. Але которые бы именья духовные были с фундацыи и з наданья продковъ нашыхъ и нашого, г[о]с[по]д[а]ръского, и службе земъской военъной передъ тымъ николи не были подълеглые, а с таковых бы се кривды якие в кгрунтехъ деяли, тогды укривъжоный маеть у томъ утечисе до насъ, г[о]с[по]д[а]ра, яко подавцы зверъхнего, и, листы нашы комисейные одержавшы, справедливости собе доводити маеть передъ комисарми нашими и тамъ в доводехъ и во всих поступкохъ правных водле сего статуту заховатисе мають. А што се дотычеть именей от кн[я]зей, пановъ и земян, шляхъты, на костелъ наданых, в которых естли бы такъже в кгрунтехъ або границахъ зь именьями шляхетъскими розницы якие деяли, тогды укривжоный воленъ будеть с такового именья з духовнымъ у права земского поветового, у котором тое именье лежить, поступкомъ правнымъ, в семъ статуте описанымъ, справедливости собе доводити. А вряд земъский маеть тую справу на судъ подъкоморский отослати, а подъкоморий моцонъ будеть по оного духовного с такового именья, от шляхътича наданого, такъже и по того самого подавцу позвы свои выдати, которими укривжоный ихъ позвати и на року, за ними припаломъ, справедливости собе с тою духовною особою и тежъ з самымъ подавцою доводити маеть. А давность земъская межы именьями костельными и шляхетъскими такая маеть быти, яко добрамъ столу нашого, г[о]с[по]д[а]ръского, з добры и именьями шляхетьскими. А тымъ же обычаемъ шляхъте з добры нашими и костельными давность захована быти маеть.

Артыкулъ 34.

О позыванью опекуновъ або екъзекуторовъ тестаменту духовных особъ.

Кгды бы хто с кн[я]зей бискуповъ або канониковъ, прелатовъ и иныхъ становъ духовных отписалъ кому записомъ або тестаменътомъ остаточное воли своее по животе своемъ што маетности своее лежачое або рухомое и ку выконанью того тестаменту своего установилъ бы и назначилъ опекуновъ або екъзекуторовъ того тестаменту, а тые бы опекунове не заховалисе водлугъ того тестаменту або запису и тому, кому што отписано, не хотели бы отдати або кривду якую кому у томъ учинили, тогды у такой речы тых опекуновъ, якого стану будь - духовного або светъского, стороне укривжоной вольно будеть позвати до суду головного, а тамъ с права если што сказано будет на тыхъ опекунехъ, тогды противъ духовъное особы на отправу речи сужоное маеть быти от суду головного отослано до князя бискупа, в которого послушеньстве тотъ духовный будеть. А противъ особы стану светъского маеть быти ку отъправе отослано до суду земъского, а судъ отправу чинити виненъ будеть. А самого князя бискупа зъ стороны такое опеки, ему от кого кольвекъ описаное, або и о то, кгды бы онъ по сказанью суду головного отправы учинити не хотелъ, маеть быти позывано перед насъ, г[о]с[по]д[а]ра, тамъ, гдѣ на тотъ часъ дворомъ нашимъ будемъ, на рокъ завитый (а естли у великомъ князстве литовском - за чотыри недели, а естли за границою великого князства - за осмъ недель), што мы отсудити без вшелякое проволоки будемъ повинъни, не впущаючи тое справы в лимитацыю, а за оказаньемъ зволоки вчиненью отправы вину на кн[я]зю бискупе сказати маемъ, которая естъ в трибунале описана. А речъ осужоную отправити роскажемъ под зарукою таковою жъ, о што речъ идеть. К тому о недопущенье апеляцыи и о неучиненье справедливости княз[ь] бискупъ тымъ способомъ позыванъ быти маеть. А в небытности его м[и]л[о]сти кн[я]зя бискупа в тыхъ паньствах, гдѣ бы в тыхъ речах веръхуописаныхъ в чомъ кольвекъ врядъ его м[и]л[о]сти выкрочил, тогды о то вряд его м[и]л[о]сти маеть быти позыванъ до суду головного трибунальского, сполного з духовъными.

Артыкулъ 35.

О мещанехъ места н[а]шого Виленьского и о инъших местахъ наших, яко шляхъте справедъливость з нихъ чинѣна быти маеть.

Тежъ уставуемъ, ижъ где бы се трафило жаловати которому шляхтичу на мещанъ нашихъ виленьскихъ о збитье, о раны и о забойство, и о кождое обелъженье, тогды о то врядъ местский справедливость чинити маеть правом ихъ майдеборскимъ водлугъ привильевъ ихъ, тому месту Виленьскому и мещаномъ нашимъ, под местъским правомъ мешкаючимъ, от продъков нашихъ и от насъ, г[о]с[по]д[а]ра, наданыхъ. Одънакъ же и мещане наши места Виленьского, кгды о бой альбо раны шляхетские правомъ будуть переконани, тогды тымъ винамъ подлегати повинни, которые в семъ статуте описаны о головъщинахъ и о ранахъ шляхетскихъ. Ведь же хто бы з мещанъ нашихъ виленъскихъ кому што записомъ своим доброволнымъ, отступивъши права своего, выполънити обовезалсе, то симъ статутомъ сужоно и сказовано быти маеть подле обовязъковъ кождого. Тымъ же способомъ и о збеги шляхетъские водлугъ артыкулу тритцать осмого сего жъ розьделу справедъливость урядъ местъский чинити повиненъ, только бы от принятья права местского давности десѣти летъ не заседялъ. А где бы тежъ мещанину нашому виленьскому в чомъ от шляхтича кривъда деяласе, о то перед судомъ належнымъ водлугъ сего жъ статуту земъского мещанинъ права собе зъ шляхтичомъ доводити маеть. А в ынъшихъ местехъ нашихъ по всей земли того паньства нашого, великого князства литовского, вряды местъские, хотя где и права майдебурского уживают и привилья продковъ нашихъ або и наши на волъности таковые, яко и место виленьское, або инакъшие собе бы наданье мели, предсе не майдебурскимъ альбо собе наданымъ и упривильеванымъ правом, але симъ статутом шляхъте зъ мещанъ судъ и справедливость вшелякую чинити повинни будуть. Кгды жъ только мещане наши места Виленьского, под местъскимъ правомъ мешкаючие, статутомъ первшимъ и теперешнимъ до такого права суть припущоны.

Артыкулъ 36.

О мерахъ и локътяхъ, абы были ровъные и цена трунъкомъ и речамъ стравънымъ была становена черезъ врядъ кгродъский.

Уставуемъ, абы в месте нашомъ столечномъ Виленьском и в кождомъ месте нашомъ паньства нашого, великого князства литовъского, такъ упривильеваных местахъ, яко и в меньшихъ местечъкахъ, по тому жъ в местехъ князскихъ, паньскихъ, духовныхъ и светъскихъ, и в домехъ гостинъных, по дорогахъ, в торъгъ и без торъгов збоже всякое продавано мерою однакою ровновано, то естъ абы была бочка, в которой маеть быти чотыри корцы меры краковское ровныхъ, без веръху и без тресенья, але под стрих. Которая мера маеть быти вымерона у Вильни от вряду пана воеводы виленьского кгродского, а при собе маеть мети вряд местъский. Такъже и инъде где в которыхъ местехъ право майдеборское естъ, у воеводъствахъ, староствах, державах тежъ вряд кгродский з урядомъ местъскимъ, а въ земли Жомоитъской - староста або подстаростий, такъже державъцы и тивунове тое земли таковые меры становити мають, абы не тресены и без веръховъ были, а клейно на тых мерахъ врядовое положити мають, яко бы бочъка была - в чотыри коръцы, а полъбочъки - во два коръцы, а чверть бочъки - в одинъ корець, и жебы вжо в тые меры всякое зъбожъе мероно под стрыхъ. Которая жъ мера маеть быти по местомъ и торгомъ, стодолахъ и корчъмахъ кн[я]зскихъ, паньскихъ и земяньских. А хто бы кольвекъ с подданых нашихъ, будь от вряду местъского або тежъ от мещанъ местъ наших, такъже князских, паньских и земянскихъ смелъ се того важити и инакъшые меры установлять и их уживать, таковый врядъ нашъ местъский або мещане местъ нашых через заказъ, кромъ позву, а княжата, панове и земяне через позовъ кгродский, будучи на рокъ завитый от укривжоного притягненый [!] передъ судъ кгродъский, в которомъ повете тые места и местечка або стодолы свои мети будуть, усправедливитисе мають и за переведен[ь]емъ правъным повинни будуть за то заруки дванадцать копъ грошей заплатити, которое маеть быти половица тому вряду нашому, перед которым [в оригинале "кокоторым"] ся тая справа приточить, а другая половица укривжоному. Пакли ж бы за позволен[ь]емъ або надойзрен[ь]емъ [!] самого вряду нашого, то естъ воеводъ, старостъ, державецъ, тивуновъ и войтов местъ, дворовъ и волостей наших, г[о]с[по]д[а]ръскихъ, и тежъ духовных и светъскихъ, инакшыхъ мер надъ тую уставу подданые нашы ку кривде чыей уживали, тогды таковый врядъ, от укривжоного позвомь нашымъ перед врядъ позваный и с права виннымъ былъ бы дознаный, самъ таковой же вине, яко вышей описано, подълечъ маеть, которое вины половица до скаръбу нашого земъского, а другая половица укривжоному маеть быти заплачона. Тым же обычаемъ панове воеводове и старостове на врядехъ своих с таковыми вряды местъскими около мер и цены шынъкован[ь]я, пит[ь]я, такъ привозного - мушкателы, малъмазеи, вина, яко и меду, пива, горелъки и иныхъ стравных речей черезъ врядниковъ своихъ постановенье и уставу подле часу и дорогости чинити мають; по тому жъ на купцы, на ремесники - по чому што такъ на локъти, яко и на вагу коренье и иншие всякие потребы продавати, а тежъ за працу свою водле матереи, часу и дорогости заробокъ слушный мети могли. Медницы тежъ и кваръты, кгарнцы абы были по всему паньству нашому, великому князству литовскому, ровное и однакое меры, яко суть у месте нашомъ столечномъ Виленскомъ. Того всего тые жъ таковые жъ врядники кгродские постерегати и становити винни будуть, а то все, яко вышей описано, деръжано и выконывано быти маеть под тою жъ виною веръхумененою.

Артыкулъ 37.

О мещанехъ, ижъ не мають на торъгу селянъ грабити.

Тежъ уставуем, ижъ мещане подданые наши яко местъ упривильеваныхъ, такъ и местечокъ менъшихъ нашихъ, такъже князские, паньские и шляхетские о долъги свои якие кольвекъ и о жадные инъшие речи не мають селянъ нашихъ, ани тежъ духовныхъ и светскихъ, ани чиих на торгу заповедати и грабити, ани тымъ собе на нихъ справедливости доводити, але о тые долъги и инъшие кривды с тыми виноватыми у пановъ ихъ, а з нашими поддаными - у врядников нашихъ будуть повинъни справедливости доходити. А наши врядники и паньские мають имъ справедливость чинити. А естъли бы хто пограбил, не доводечы собе права [в оригинале "трава"] у суду належного, тогды маеть дать вины намъ, г[о]с[по]д[а]ру, три рубли грошей, а стороне такъже три рубли грошей, а грабеж совито навезати и шкоду такъже совито оправити.

Артыкулъ 38.

О слуги и люди шляхетъские и челядь домовую, которая до местъ входить.

Уставуемъ: которие бы слуги и люди отчизные альбо челядь властная домовая отчизная, материстая або полоненая, утекъши от кн[я]жат, панов або от которого шляхтича, и пришли до столечного места нашого Виленьского або до иншихъ местъ нашихъ, уприви[ль]еваных альбо и неупривильеваныхъ, также у местахъ князских, паньскихъ и въ духовных, в земляхъ паньства нашого, великого князства литовъского, ижъ тых людей и слугъ мають войтове, бурмистры и райцы наши з местъ нашихъ, выслухавъши слушного доводу от пановъ ихъ, чии будуть, або за ихъ властнымъ признан[ь]емъ выдавати, судечи земъскимъ правомъ, кроме которые бы слуги и люди отчизъные шляхетъские, пришедъши до местъ нашихъ а принемъши право в которомъ з местъ нашихъ и оселость маючи, а заседить десеть летъ, таковыхъ слугъ з местъ нашых войтове и врядники нашы выдавати не мають.

Але се маеть окупити водлугъ стану своего шацункомъ сего статуту за кождую голову, иле их будеть. Такъ тежъ и старостове, деръжавцы и иные врядники наши, гдѣ права майдеборского нетъ, на врядехъ нашыхъ тымъ же обычаемъ напротивку таковымъ збегомъ [в оригинале "зьегомъ"] заховыватисе мають. А гдѣ бы се за апеляцыею перед нами то показало, ижъ войтове, буръмистрове и иные врядники местъские альбо старосты, деръжавцы и тивуны нашы таковых збеговъ за слушнымъ доводомъ кому выдати не хотели, тогды таковый врядъ з розсудку и сказанья нашого тому пану, чиих слугъ, людей албо челяди выдати не хотели, маеть вину заплатити двадъцать копъ грошей, а оные збеги предъсе выданы быти мають.

Артыкулъ 39.

Кнегинь, пань, вдовъ, княженъ, паненъ, девокъ не маемъ ни за кого кгвалътомъ давати.

Тежъ обецуемъ и прирекаемъ, ижъ кнегинь, паней, вдовъ, княженъ, паненъ, девокъ, шляхтянокъ и всякого иного стану рожаю женского, яко людей волныхъ подъ вольнымъ панованьемъ нашым, г[о]с[по]д[а]ръскимъ, в томъ паньстве нашомъ, великомъ князстве литовскомъ, мешкаючых, при вольностях ихъ заховывати маемъ, а кгвалтомъ ни за кого не маемъ давати без воли ихъ. Але кождой з нихъ с порадою приятелей их за кого хотя, за того у малъженьство вольно будеть ходити и отдаватися. Такъ тежъ панове рада, кн[я]жата, панята, панове хоруговные и шляхта, которые на именьяхъ своих шляхту мають, по тому жъ противъ белымъ головамъ шляхтянъкамъ заховатисе повинъни будуть. А то ся маеть розумети о особахъ, а не о именьях паньскихъ лежачых. А о речах рухомых водле артыкулу тридцатого, вышей описаного, сего розъделу таковые особы мають быти захованы.

Артыкулъ 40.

Отец и матка детем за живота своего з мушенья не повинни имен[ь]я поступовати, кромя того, што бы сами хотели по своей доброй воли.

Уставуемъ тежъ, иж отец детемъ за живота своего з мушенья не повиненъ именья жадного поступовати, нижли по доброй воли своей, што будеть воля его. Але што се дотычеть именей матерыстых, не будеть ли онъ на то мети слушного права и опису от жоны своее а их матъки, повиненъ то сыну дорослому и девце, замужъ ее выдавшы, поступити. А вед же с того никоторое личъбы сыну и дочце чинити не будеть повиненъ. Такъже и матъка, которая будеть именья свои отчизные або материстые мети, по тому жъ и купленые або от мужа своего записаные, з мушенья не повинна за живота своего детем поступовати, але што будеть добрая воля ее, то можеть поступити.

Артыкулъ 41.

Всимъ станом народу шляхетъского вольно именьями своими яко хотя шафовати.

Тежъ уставуемъ, ижъ всимъ станомъ шляхетъского народу, яко людемъ вольнымъ, вольно естъ и будеть именьями своими отчизными, материстыми, такъже и выслужоными на нас, г[о]с[по]д[а]ри, и якимъ же кольвекъ обычаемъ и способомъ набытыми вечностью шафовати водле потребы, воли и уподобаня своего - отдати, продати, даровати, заменити и на костелъ записати, въ долгу и в сумахъ завести и заставити, ведь же водлугъ того, яко о томъ шырей в розделе семомъ о записехь естъ описано.

Артыкулъ 42.

О вольности шляхте именья лежачие и иные маетности свои намъ, г[о]с[по]д[а]ру, записывати.

Тежъ хто бы хотел што намъ, г[о]с[по]д[а]ру, записати, такъ именей лежачых, яко и иныхъ маетностей, тогды то вольно будеть кождому листы, записы своими властными и сознаньемъ своимъ очевистымъ, такъ перед судомъ земъским и замковымъ, яко теж и до книгъ наших канъцляре[й]ских, сознанье чинячи, водле права записывати. По тому жъ и хорымъ людемъ вольно будеть намъ, г[о]с[по]д[а]ру, отписывати тестаменты своими, водлугъ права учинеными, маетности свои лежачие и рухомые, звлаща тые, которые сесь статутъ тестаментами описовати допущаеть.

Артыкулъ 43.

Хто чого за короля Казимира и Александра и за короля его м[и]л[о]сти Жикгимонъта и второго Жикгимонъта Августа былъ в деръжанью, тотъ тое вечне маеть деръжати.

Хочемъ тежъ мети и уставуемъ, абы вси подданые нашы, якъ духовные, такъ и светъские, кн[я]жата, панове и вся шляхъта, которие именья свои отчизные, выслужоные, купленые и якимъ кольвекъ обычаемъ набытые за продковъ наших славное памети их м[и]л[о]сти королей и великихъ кн[я]зей литовскихъ, такъже и за нашого щасливого панованья спокойне деръжали, тые мають таковые именья вечне и спокойне от сихъ часовъ и на потомные часы держати и уживати, они сами и потомъки ихъ бы добре и листовъ никоторых на то не мели, яко вышей в томъ же розделе въ арътыкуле второмъ естъ о томъ шырей описано.

Артыкулъ 44.

Хто бы именье, от насъ, г[о]с[по]д[а]ра, даное, у кого одыймовалъ.

Тежъ уставуемъ: кому быхмо мы, г[о]с[по]д[а]ръ, именье або люди и земли дали, а хто бы инший по той данине нашой в него тое именье отнял, тогды тотъ, у кого отнялъ, можеть того доходити и правомъ позыскивати. Нижли болшей и[с]кати не можеть, одно, якъ ему дано и якъ на нас, г[о]с[по]д[а]ра, то держано, только бы давности земъское не омешкалъ.

Артыкулъ 45. [В оригинале: 40]

Што бы кому черезъ листъ дано або упрошоно, а онъ бы того не въживалъ и въ молъчанью былъ черезъ давъность земъскую десеть летъ и хто бы тежъ у чужой земли былъ.

Тежъ уставуемъ: если бы што кому дано або продано, хотя бы записомъ слушнымъ, будь тежъ и передъ нами, г[о]с[по]д[а]ремъ, або перед судомъ земъскимъ объявено, а оный бы, што ему дано, продано або записано, в держанью и поживанью черезъ десеть летъ не был и о то се врядовъне не упоминалъ, таковый по выстью летъ десети вжо того доходити не может, але держачий то вечне маеть мети. Вед же тотъ, хто се упоминает, маеть се того упоминати черезъ листы нашы, г[о]с[по]д[а]ръские, и земские упоминалные и позвы припозываючы его ку праву и становечисе за позвы. А хто бы, листы упоминалные або позвы взявши, у себе держалъ, стороны ку праву не припозывал и листовъ упоминальных врядовне не давал, таковое упоминанье за впоминанье у права не маеть быти приймовано. Лечъ естли бы было што записано детѣмъ, летъ дорослых не маючым, тогды у молодости летъ их давность земъская не шкодить, хотя бы того в держанью и в поживанью не были и не припоминалисе, только бы, доросъшы летъ, давности земъское не омешкали. Такъ тежъ если бы хто в чужой земъли был, тогды и тому такъже давность земъская не шкодить, одно бы, з чужое земъли приехавшы, давности земъское десети летъ не омешкалъ.

Артыкулъ 46.

Мы, г[о]с[по]д[а]ръ, шлюбуемъ однакую справедливость чинити всимъ, а пересуду мы и панове рады наши брати не мають, и о томъ же о почъстивость мы сами, г[о]с[по]д[а]ръ, судити маемъ.

Обецуемъ тежъ з ласки, з доброти и м[и]л[о]сти нашое, г[о]с[по]д[а]ръское, ку подданымъ нашым всему рицеръству великого князства литовъского подъ сумненьемъ нашымъ, ижъ мы, г[оспо]д[а]ръ [в оригинале "г[оспо]д[а]рръ"], и панове рада наша маемъ кождого стану всимъ заровно справедливость чинити без отволоки. А от права не маемъ ничого пересуду брать, по тому жъ и панове рады нашы пересудовъ брати не мають, ани маемъ тежъ стати и зычностью быти одной стороне, але просто кождому справедливость давати и чинити будемъ повинъни. Такъ тежъ и панове рады наши и под присегою, которую до рады учинили, справедливость чинити будуть повинъни. А што се дотычеть таких речей, о што почстивость отсужона бываеть, кроме тых артыкуловъ, суду замъковому належачых, в томъ статуте нижей менованыхъ, о то жаденъ с пановъ радъ, ани судъ замковый, ани тежъ судъ земъский поветовый не маеть судити, только мы сами, г[о]с[по]д[а]ръ, с порадою пановъ радъ наших на со[й]ме вальномъ обычаемъ, в семъ статуте описаным, судити будемъ.

Артыкулъ 47.

О тых, которые, едучы в дорогу, на поляхъ се становять а в збожъю шкоду чинять.

Уставуемъ: хто бы, едучи дорогою, бралъ або жалъ жито и инъшое збожъе, або выпаствилъ и вытопталъ коньми, а за ишъпашъ [!] пограбитисе не далъ, таковый будеть виненъ стороне жалобливой три рубли грошей заплатити, а шкоды, што люди сторонъные на испаши ошацують, также платити оправовати маеть совито. Такъ тежъ хто бы на чией дедизне, кромъ позволенья его, ку шкоде мысливства уживалъ, полюючи, жито и ярину коньми потопталъ, таковый за окупованьемъ шкоды за узнаньемъ через возного або черезъ трех шляхтичовъ, веры годныхъ, повиненъ будеть за припозваньемъ до суду земъского, мысливецъ, заплатити укривжоному вины три копы грошей и шкоду, на чомъ будеть доводъ уделанъ. А то се маеть розумети о мысливцахъ, яко о самыхъ панех, такъ и о слугахъ паньских, которие сами без пановъ полюють. А то жъ се маеть розумети такъ на зъезде судовъ головных, на соймикахъ и на кождомъ зъезде, абы нихто никому шкоды не чинилъ.

Артыкулъ 48.

О вывоженье приправъ военъных и всякого железа до земли неприятельское.

Уставуемъ и вечными часы то мети хочемъ, постерегаючи того, абы зо всихъ земль панства нашого, великого князства литовъского, яко жидове, татарове, купцы, такъ и вси подданые наши которого кольвекъ стану явне и таемне всякихъ броней, железа, ручниц, косъ, ножовъ, стрелъ и всякого иного нараду военъного не выпущали и послом не продавали, щого [!] бы неприятель силитисе могъ. А хто бы се того смелъ важити над тое росказанье и уставу нашу, тотъ ничимъ инымъ, одно горломъ каранъ быти маеть, а товары и вся маетность его маеть быти до скарбу нашого взята. А того с пильностью на всихъ замъкахъ украинъных старостове и вси врядники нашы постерегати мають. А то се розумети маеть во въпокою и подъ непокоемъ.

Артыкулъ 49.

О домы шляхетъские в месте Виленъскомъ и в ыншихъ местех нашихъ, г[о]с[по]д[а]ръскихъ.

Уставуемъ, абы в такихъ домехъ, которые панове рада наши и иные станы народу шляхетъского в месте нашом столечномъ Виленьском и в ынъшихъ местехъ нашихъ не под присудомъ местъскимъ, але под правомъ и вольностью шляхетъскою держать, нихто свовольне, без призволенья ихъ самыхъ господами не становилъсе под заплаченъемъ имъ кгвалъту двадцать копъ грошей и всихъ шкодъ, которые бы се в томъ дому стали. По тому жъ и становничие наши и маршалъковъ нашихъ великого князства литовского, земского и дворного, подъ соймомъ, ани под якимъ инымъ часомъ господъ никому в нихъ назначати и записывати не мают. Позвомъ тежъ в такихъ домехъ шляхетскихъ о крывды и иншие, которые бы се где инъдей на стороне стали, нихто ни на кого покладати не маеть, хиба жебы инъшое оселости земское, окром того дому тотъ нигде не мелъ, або жебы с того дому сам пан кривъду кому учинил. Такъже где бы шло о самый тотъ домъ весь або о часть его, за такими причинами и в такихъ речахъ позвы земъские и кгродские водлугъ порадъку сего статуту могут быти на такихъ домехъ покладаны на роки слушные земские. А от господаровъ або от подворниковъ, которие в такихъ домехъ мешкають, естли бы се кому кривда в чомъ деяла, тогды з них сами панове домовые при бытности своей справедливость укривжонымъ без позву неотволочную чинити мають, а в небытности ихъ самыхъ, ино врядъ нашъ кгродский такихъ подворъниковъ их судити и справовати маеть.

Артыкулъ 50.

О отменах кгрунъты нашыми зъ кгрунты шляхетъскими.

Ижъ теж в звычаю было в томъ паньстве нашомъ, великомъ князстве литовъском, же замены даваны кгрунътами, столу нашому належачими, за добра кгрунты шляхетские от продковъ нашихъ и от насъ, г[о]с[по]д[а]ра, а часомъ от ревизоровъ, в чомъ некгды уближен[ь]е бывало добрамь столу нашого, а некгды тежъ и шляхтичови ровная и зуполъная отмена не дошла, што у порадокъ слушный приводечы, такъ вперод постановляемъ, ижъ гдѣ бы пришла потреба отмену давати нашими кгрунтами за шляхетъские, тогды не первей будуть браны добра шляхетъские в замену, ажъ вышлемъ комисаровъ, которие бы з добрымъ уваженьемъ широкости и пожитковъ кгрунътовъ такъ з стороны нашое, яко зъ стороны шляхетъское отмену давали, стерегучы подле веры и сумненья своего, ижбы не уближилосе ничим яко добрамъ, столу нашому належачих [!], так же и шляхетъскимъ. А комисаре на то з стороны нашое - подскаръбий земъский або дворный и староста, въ чией державе ся точити будеть. А естли бы панове подскаръбие сами выехати не могли, тогды кого иного на ихъ местъце маемъ з стороны нашое выслати, а шляхтичу з стороны своее такъже двухъ особъ комисаръми вывести вольно будеть. А кгды вжо черезъ таковые комисары замена и ограниченье дойдеть, мы, г[о]с[по]д[а]ръ, повинъни таковую замену листом нашим маемъ утверъдить.

Артыкулъ 51.

О монополий, то естъ недаванья одной особе въ аренъду и заведан[ь]е пожитковъ, всей речы посполитой належачыхъ.

Ижъ естъ обваровано въ артыкулехъ поприсяженья нашого, абы монополия не была, прото тотъ арътыкулъ слово от слова естъ вписанъ и такъ се в собе маеть: Особливе то варуемъ, ижъ податковъ, ани поборовъ жадных на именьяхъ наших королевъских и радъ духовныхъ, такъже цельновыхъ, на местахъ нашихъ въ Польще и в Литве и во всихъ землях паньства нашого складать и постановлять не маемъ без зезволенья всих становъ на сойме вальномъ, ани тежъ монополию речей тых, которые с паньствъ нашых такъ польских, яко литовъских походять, уставляти допустити не маемъ. А хто бы се важилъ надъ сее постановенье листы наши с канъцляреи нашое одеръжать, тотъ маеть быти виною каранъ до скарбу нашого земъского стома копами грошей. А предъсе такие листы нашы никоторые моцы мети не мають, и тая особа тымъ владати не будеть мочы.

Транслитерация по факсимиле, публикация в Интернете: О. Лицкевич, 2002-2003.







Hosted by uCoz