История Беларуси IX-XVIII веков. Первоисточники.


Источник: Кніга жыцій і хаджэнняў / Уклад. А.А. Мельнікаў. Мн., 1994. С. 25-41.

В этой книге житие опубликовано по списку Российской государственной библиотеки в Москве, фонд 113, № 632, листы 206 - 225 об. Список XVI в.

Месяца маия в 24 день. Повесть жития и преставления святыя и блаженныя и преподобныя Еуфросинии, игуменьи манастыря Святаго Спаса и Пречистыя Его Матере, ижи в Полотьсце граде. Благослови, Отче! [26]

Благословен Господь Бог Израильв, Бог Авраамов, Бог Исааков, Бог Иаковль, несть Бог мертвых, но живых. Праведнии бо и по смерци живи суть, яко же Соломон в притчах глаголет: "Праведници в веки живит, и от Господа мзда их, и строение их от Вышнего, сего ради приимут венци из руки Господня", яко и бысть. Еже на предпошедша скажем, о сих же сице есть: "Снидетеся, сущии в пустынях и в горах, житиа аггельскаа имуще: старии немощь отложьше, унии, яко елени, скачюще,- все снидетеся". Хощу бо вы представити трапезу от брашен сих, да ядше възвеселитеся душами вашими. Се бо есть трапеза нетлеющих брашен, не иже гортань услажает и чрево насыщает, но душа веселяща и ум укрепляющи на подвиги добрых дел. Сия бо яди, братие, аще кто насытится, не вжадает паки, якоже речено есть в Писаньи: "Не заморит Господь гладом душа праведных". Паки же на предлежащее наидем, о нем же начахом повесть сию. Вы же, блазии послушници, князи и боляре, и церковници, и честнии собори святых, сущии в манастырех, и простии люди, снидетеся на новое сие слышание и послушайте прилежно, отврьзше ушаса своя и умякчивши нивы сердец ваших, приимете семена многоспасенаго житья послушанием жены сея преподобныя, святыя подвиги ея и труд, и любовь, яже к Богу. Яже предоидуще скажем, како родися и каго [так в публикации А.А. Мельникова] въспитася, или како възрасте, в кою ли меру потече в след жениха своего Христа, о сих сице есть.

Бысть князь в граде Полотсце именем Всеслав, той имея сыновы многы. И беше у него меньший сын именем Георгий, от него же родися сии блаженнаа отроковица. [27] Родителя же ея взъзрадовастася о рожестве ея со всеми домашними своими. И по днех неколицех повелеста крестити ю, и крестиста ю во имя Отца и Сына и Святаго Духа. И питома бяше доилицею ея, дне от дне растяше отроковица, тело млеком растяше, а душа Святаго Духа наполняшеся. Лучи же ся девици деснаго1 естества и молитвы плод, и толма бысть любящи учение, якоже чудитися отцу ея о толице любви учениа ея. Вести же разшедшейся по всем градом о мудрости ея и о блазем учении ея и о телесней утвари, бяше бо лепа лицем. Красота же ея многы славныа князя на любление приведе ко отцу ея, кождо их тщашеся, дабы пояти ю в жену сыну своему, и всем часто присылающимся к отцу ея. Он же отвещеваше: "Воля Господня да будет".

Един же, преодолеваше славным своим княжением и богатством, прислав к отцу ея, испроси дщерь его за сын свой. И пришедши ей в возраст 12 лет, и нача отец ея глаголати княини своей: "Нама уже лепо дати Предслава за князь",- тако бо нарекоста ей имя прежде крещениа еа. Она же глагола ему: "Да каго Бог хощет и твоя, княже, воля, тако да будет". Тогда слышавши Предслава, размышляше в собе, глаголющи, паче же, реку, от Святаго Духа наплъняшеся мысль ея, и рече в собе: "Како се будет, оже отец мой мыслит припрячи мя мужеви? То аще тако будет, то печали мира сего никакоже лзе гоньзнути". Пакы в собе рече: "Что бо успеша преже нас бывшии родове наши? И женишася, посягаша и княжиша, нъ не вечноваша; житие их мимо тече и слава их погибе, яко прах и хужее паучины. А иже прежния жены, въземше мужскую крепость, поидоша в след Христа, жениха своего, предаша [28] телеса своя на раны, и главы своя мечеви, а другыя аще железу выя своя не преклониша, нъ духовным мечем отсекоша от себе плотскыя сласти, предавше телеса своя на пост и на бдение и коленное покланяние и на земли легание, то тии суть памятни на земли, и имена их написана на небесех, и тамо с аггелы безпрестани славят Бога. А си слава есть прах и пепел, и яко дым разходится, и яко пара водная погыбает". И тако ей размышляющи в сердци своем, а ум ея больма на Божию любовь подвизашеся. И единою положися на сердци ея таково помышление, рече бо в себе: "Не се ли бы луче всего жития сего было, да бых ся постригла в чрьници, и была подо игуменьею, повинующися сестрам и учащися, како страх Божий утвердити в сердци своем и како течение скончати". Сия на уме своем положивши, и утаившися отца своего и матери и всех домашних, и иде в монастырь.

В та же лета бяше княини Романоваа игуменьею. Прииде к той, просящи прияти аггельскаго образа и причтатися ту сущим инокиням, и быти подо игом Христовым. Видевши же она блаженная жена юность и возраст цветущий оней, и смятеся, и нача телом утерьпати и сердцем ужасатися, и лицем на землю преклоньши, и восклоньшися, и возревши на юность ея, воздохну и прослезившися, глагола ей: "Чадо мое! Како могу се сотворити? Отец твой, уведев, со всяким гневом возложит вред на главу мою. И еще же юна еси возрастом, не можеши понести тяготы мнишескаго жытиа. И како можеши оставити княжение и славу мира сего?" Отвещавши же блаженнаа отроковица: "Госпоже и мати! Вся видимаа мира сего красна суть и славна, но въскоре минуют, яко сон или цвет увядает; вечнаа же и невидимая в веки пребывают, якоже Писание глаголет: око не виде, ни ухо слыша, ни на сердце человеку взыде, еже уготова Бог любящим Его. Или отца моего ради не хощеши мене острищи? Не бойся, госпоже моя; убойся [29] Господа, владеющаго всею тварию, и не отлучи мене от аггельскаго чина". Блаженная же княини удивившеся разуму отроковица и любви еа, яже к Богу, повеле воли ея быти. И огласив ю иерей, и остриже ю, и нарече имя ей Еуфросиния, и обличе ю в черныя ризы, и благослови ю игумениа благословением святых отец, и рече ей: "Буди чадо, последствующи преже тебе бывшим женам Февронии и Еупраксии и инех множество, иже Христа ради пострадаша, и Господь Бог даст ти победу и силу на супротивника нашего диявола". И тако ей рекши, отпусти ю в келию свою.

Уведев же сиа отец ея, скоро иде в манастырь, и жалостно терзаше власы главы своея, и любезно целоваше ю, глаголя: "Горе мне, чадо мое! Почто ми сице сотворила еси, и печаль души моей принесе? Почто ми преже сего мысли сея не явила еси? Люте мне, чадо мое сладкое, жалости сердца моего! О горе мне, чадо мое милое! Како гоньзнет доброта твоя вражые пронырьство? Уже достоит ми плакатися оструплению душею к Господу Богу моему, да внидеши в чрьтог Царствия Его". Жалость же бысть всем в дому его о ней. Преподобная же Еуфросиниа сего всего небрежаша жалости отца своего, но яко доблий храбор, въоружившеся на супротивника своего диявола, пребываше в манастыри, повинующися игумении и сестрам всем, и всех преспевающи постом и молитвами и бдении нощными. И оттоле паче подвижнейши нача быти, собирающи мысли благыя в сердци своем, яко пчела сот. И пребывши неколико время в манастыри, и потом проси у епископа сущаго тогда, нарицаемаго Илью, правящаго стол святое Софеи в Полотьсце, дабы ей велел ту пребыти в церкви святей Софеи в гольбци камене. И повеле ей, да пребывает ту. Вшедши же, начат подвижнейши подвиг постнический восприимати, и начат книги писати своима рукама, и наем емлющи, требующим даяше. [30]

Пребывающи же ей ту неколико время. В едину нощь возлеже, опочивати хотящи от многаго стояниа в молитвах, яже к Богу, виде видение: поим ю Аггел, и веде ю, идеже бе церковьца Святаго Спаса, метохия святыя Софии, яже зовется от людей Селце. И ту показа ей аггел Господень, глаголя: "Еуфросиние! Зде ти подобает быти". Она же, убуждьшися, дивляшеся в собе, глаголящи: "Что хощет ми се быти?" Тоя же нощи виде трищи. И възбудившися от сна, со страхом вста, славословяще Бога и глаголющи: "Слава Тобе, Боже, слава Тобе, яко сподоби мя в нынешнюю нощь видети свитое лице аггельское!" И по сем нача псалом глаголати: "Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое! И пакы к Тобе привергохся от ютробы матере моея. Бог мой еси Ты, яко восхоте, тако и сотвори на мне, рабе Твоей!" И кончеваше утренюю.

Тоя же нощи явися епископу Илии тъй же аггел, глаголя: "Въведи ю, рабу Божию Ефросинью, в церквьцу Святаго Спаса, на рекомое Сельце место, бо то свято есть, яко достойна есть Царству Небесному, яко миро благовонно, въсходит мольтва ея к Господу, и яко венец на главе цареве, тако почивает Дух Святый на ней, и яко солнце сияет по всей земли, тако житие ея просияет предо аггелы Божии". Епископ же въста въскоре со страхом и трепетом, прииде к ней. Еуфросиниа же, видевши его, поклонися ему и рече: "Благослови, владыко святый!" Он же глагола: "Бог да благословит тя, чадо, и даст ти терпение и силу на всех вразех видимых и невидимых". Она же, поклонившися, рече: "Аминь. Буди мне по глаголу твоему, владыко святый". И седоста.

Отверз же блаженный епископ уста своя, начат беседовати о спасении души. Блаженная же Еуфросиниа приимаше словеса его, яко семена в житницу душа своея, и плодящи ово 30, ово 60 или 100. Много же побеседовав с нею, и се прирече ей, глаголя: "Дщи! Хощу ти рещи слово, ты [31] же с любовию приими е". Она же рече: "Рада, отче преподобный, приму слово твое, яко дар многоценен". И глагола ей епископ: "Веси ли, чадо, се церковь есть соборная, идеже сидиши, ту вси человеци собираются, и тобе не лепо зде пребывати. То се есть церковьца Святаго Спаса в Селци, идеже братья наша лежат, преже нас бывшии епископи. Негли Бог поспешит молитвами их и твоим трудом, и возградит место то велико".

Еуфросиния же, слышавши от епископа, яко тако изглагола ей, и возрадовася душею, и возвеселися сердцем, и, явлению аггелову веру имши, еже виде и слыша от Него, глагола епископу: "Бог да поспешит ми, отче, молитвами твоими святыми". Призвав же епископ князя Бориса, стрыя ея, и отца еа Георьгия, и преподобную Еуфросинию, и честныя мужа, и постави я сам послухы, рек: "Се отдаваю Еуфросинии место Святаго Спаса при вас, да по моем животе никтоже не посудит моего даниа". Се слышавше князи оба и боляре все от епископа, поклонистася ему, глаголюще тако: "Ей, владыко святый, се ти есть Бог положил на сердци твоем, еже сице еси умыслил отроковици сей попечение о ней". Еуфросинии же реша: "Ты же иди и послушай епископа, еже ти велит, тако створи, то есть отец всем нам, того подобает слушати". Еуфросиниа же, возревши на ня осклабленым лицем, и рече им: "Рада иду, яко Бог повелит ми, тако и будет; воля Господня да будет о мне". Князи же и боляре все, слышавше от преподобныя Еуфросинии глагол сий, возрадовашася и, приемше благословение от епископа и поклонившеся преподобной Еуфросинии и целовавше ю любезным целованием, ехаша в домы своя. Еуфросиниа же, поклонившися в святей Софеи и благословившися от епископа, и тоя нощи въставши, поимши с собою едину черноризицу, прииде на место, зовомое Селце, идеже есть церковьца Святаго Спаса. И вшедши в церковь, и, поклонившися, возгласи сице: "Ты, Господи, [32] заповеда святым Своим Апостолом, рек: "Не носите с собою ничесоже, токмо жезл". Се аз, Твоему словеси последствующи, изыдох на место сие, ничтоже носящи, но точию Твое слово в собе имущи, еже рещи: Господи, помилуй. Еще же се за все имение имею книги сиа, имиже утешает ми ся душа и сердце веселит. Лише же сих триех хлеб не имам ничтоже, но токмо Тебе помощника и кръмителя. Ты бо еси отец убогим, нагим одение, обидимым помощник, ненадеющимъся надеяние, и буди имя Твое благословено на рабе Твоей Еуфросинии отселе и до века. Аминь". Сице рекши, и изшедши из церкви, нача подвижьнеши быти на молитву, яже к Богу.

И ту ей пребывающей неколико время. И тако посла ко отцу своему, глаголящим: "Пусти ко мне сестру мою Городиславу,- тако ей беста имя нарекла родителя,- да научится,- рече,- грамоте". Он же пусти ю к ней. Она же с прилежанием учаше ея спасению души. Сия же со прилежанием приимаше, яко нива плодовита, умягчнивши сердце свое, и глаголаше: "Господь Бог да устроит ми на спасение души моей твоими святыми, госпоже, молитвами". Сие рекши ей. Преподобная же Еуфросиния, введши ю в церковь, и повеле иерееви, огласивши, облещи в черьнеческия ризы, и нарече имя ей Евдокия. И по малех днех присла отец к ней, глаголя: "Пусти уже сестру свою ко мне!" Она же отвеща: "Еще не извыче всей грамоте". Уведев же отец яе [так в публикации А.А. Мельникова], яко утаивши его, постриже ю, и възъярися на преподобную Еуфросинию, сердцем горя, приехав к манастыреви, и глагола: "Чадо мое, что створи? Приложи ми сетование к сетованию и души моей печаль к печали". И сия ему глаголющу от горести сердца своего, реками слез часто изливаше от оочию [так в публикации А.А. Мельникова] своею, любезно дрьжа Евдокею и глаголя: "Чада моя, на се ли вас родих, или на се вас мати воспита? Ужели ваю брак уготовах? Ужели чертог и брачныя ризы ваю на сетование положих [33] собе? Чада моя милая, что ми воздаста, в радости место горькиа печали сердце мое наполниста!" Вси же бояре его, слышавше жалость князя своего, горко плакахуся о напрасней печали князя своего. Блаженая же Еуфросиния отвещеваше ко отцу своему: "Что ради печалуешися на мя? Имееве печальника и помощника единого - Бога". Отец же ея малу утеху приим от словеси преподобныя Еуфросинии, еха в дом свой. И Евдокия же пребываше в манастыри, повинующися сестре своей. Блаженая же Еуфросиниа трудом многим моляшеся к Богу о месте том, дабы е устроил Бог.

Бяше же во граде княжна Борисовна именем Звенислава. И принесе всю свою утварь златую и ризы многоценны ко Еуфросинии, и рече ей: "Госпоже и сестро! Вся красная мира сего ни во чтоже ми ся мнит. Сия вся даю святому Спасу, а сама хощу поклонити главу свою поидо [так в публикации А.А. Мельникова] иго Христово". Она же прият ю с радостию, и повеле иереви пострищи ю, и нарече имя ей Еупраксия. И тако начаста пребывати в манастыри в едину мысль в молитвах, яже к Богу. И тако бяше видети, яко едина душа в дву телесу. И по сем блаженная Еуфросиниа заложи церковь камену Святаго Спаса, и от начатка доспе за 30 недель.

И се хощу вам, братие, чюдо сказати. Бе муж именем Иван, приставник над делатели церковными; к нему же прихожаша многажды глас свитающу дни, глагола: "О Иване! Востани и пойди на дело Вседрьжителя Спаса!" И во един от дний въстав, прииде ко блаженной Еуфросинии и рече ей: "Ты ли, госпоже, присылаеш [так в публикации А.А. Мельникова] понужати мене на дело?" Она же рече: "Ни". И паки расмотривши, премудрая жена рече ему: "Аще и не аз тя возбужаю, а кто тя ни позывает на таковое дело, того послушай прилежно с потщанием". И паки другое чудо скажу вам, добрии послушници: уже сконьчаней бывши церкви, и мало не доставшим плитам, нечим бяше верха скончати. И поискавше, [34] не обретоша ничтоже. И печаловашеся о том Еуфросиниа, и, воздохнувши, рече: "Слава Тебе, Вседрьжителе и Человеколюбьче, даровавый си нам болшая, то дай нам и меньшья, имже свершится церковь Твоа!" И тако ей помольшися, заутра по устроению Божию обретоша ся в пещи плиты, и того дни свершиша церковь, и крест возставиша.

Преподобная же Еуфросиниа, видивше совръшену церковь, возрадовася душею. И бысть священие и велия радость всем христьяном. И собрашася князи и силнии мужие, и иноки и инокиня, и простии людие, и бысть тръжство велие, и празноваша дни многи, и разыдошася кождо в свояси. Видевши же блаженная, яко исполнил есть Бог желание сердца еа, и вшедши в церковь, паде ниц на земли, и въздохнувши от глубины душа, лице свое мочащи слезами, и нача глаголати: "Ты, Господи, Сердцевидьче, Благодателю, Боже богом, милостивый Господи, призри на храм Свой, яже создах во имя Твое, якоже рече Соломон: Вышний не в рукотворенах церквах живет. Ты, Господи, призри на мя, на рабу Твою Еуфросинию, и на рабыня Твоя сия, яже собрах во имя Твое, да приимше иго Твое легкое на выя своя, поидут в след Тебе, и сътвори я овца двора Твоего, и буди им пастух и дверник, да не едино от них не будет въсхыщено волком - губителем дияволом. Буди им, Господи, оружие и забрала, да не приидет нань зло, ни рана не подвижится к телесем нашим, и не погуби нас со безаконии нашими, на Тя бо упование наше положихом, яко Ты еси Бог знающим Тя, и Тобе хвалу воспущаю до последняго моего издыханиа. В веки, аминь". Сестры же сице учаше, глаголющи: "Се собрах вы, яко кокош птенца под креле свои, и в паствину, яко овца, да пасетеся в заповедех Божиих, да и аз веселым сердцем подвизаюся учити вас, видящи плоды ваша трудовныя, и толик дождь проливаю к вам учением. А нивы ваша во едину меру стоят, [35] не растуще, ни поступающе горе, а год приспевает во свершение, и лопата на гумне лежит. Но боюся, егда будет плевел в вас и предани будете огню негасимому. Потщитеся, чада моя, убежати сих всех, и створитеся пшеница чиста, и смелитеся в жръновах смирением и молитвами и постом, да хлеб чист принесетеся на трапезу Христову". Сице же ей всегда учаще и безпрестани, яко мати чадолюбивая г детем своим любовь показующи.

Мы же на предлежащая возвратимся. Видевши же преподобная Еуфросиниа манастырь свой украшен и всего блага исполънен, умысли создати вторую церковь камену Святей Богородици. И ту свершивши и иконами украси, и освятивъши, предаст ю мнихом, и бысть монастырь велий. Видевши же блаженная манастыря два устроена превелика зело и пребогата, и рече в собе: "Слава Тобе, Владыко, благодарю Тя, Святый! Что есмь восхотела, то дал ми еси, и скончал еси, Господи, желание сердца моего". И паки рече: "Помилуй мя, Господи, и скончай прошение мое, да бых видела пресвятую Богородицю Одигитрию в сей святей церкви". И посла слугу своего Михаила в Царьград к цареви, нарицаемому именем Мануилу и к патрия[р]ху Луце з дары многоценными, просящи от нею иконы святыя Богородица, еже бе еуаггалист Лука написа 3 иконы еще при жывоте святыя Богородица и постави едину во Ерусалиме, а другую во Цариграде, а третью в Ефесе. Она же с прилежанием прошаше Ефеския иконы святыя Богородица. Видев же царь любовь ея, и посла в Ефес седмь сот оружник своих, и шедше, принесоша икону святыя Богородица в Царьград. Патриярх же Лука собра епископы и собор весь во Святую Софию, и, благословив, даст ю слузе преподобныя Ефросиниа. Он же с радостию прият и принесе госпожи своей Еуфросинии. Она же, внесши в церковь Святыя Богородица, постави ю, и, въздевши руце, и рече: "Слава Тебе, Господи, слава Тобе, и еще реку: слава Тебе, [36] Владыко, сподобивый мя видети в днешний образ матере Своея!" И се рекши, украси ю златом и камением многоценным, и устави по вся вторникы носити ю по святым церквам, украси же всю землю Полотскую своима боголепныма манастырема.

И видевши, яко просвети Бог манастыря ея, и въжеле, глаголющи: "Абы ми дойти святаго града Иерусалима и поклонитися гробу Господню и всем святым местом, видети и целовати, и тамо живот свой скончати". Видевши же стадо Божественых овец совокуплено множество, и радовашеся им, яко своему спасению, и на всяк день учаше сестры своя: старыя учаше терпению и въздержанию, уныя же учаше душевной чистоте и безстрастию телесному, говеянию образну, ступанию кротку, гласу смиренну, слову благочинну, ядению и питью безмолъвну; при старейшей молчати, мудрейших послушати, к старейшим покорение, к точьным и меньшим любовь без лицемериа; мало вещати, а множае разумети. Тако бо бяше дан дар сей блаженной Еуфросинии от Бога, аще кто яе въпрошаше о коей вещи, она ему разрешаше, чему быти, и кто ея послушаше, той добро получаше, не бо хотяше видети кого которающася: ни князя со князем, ни болярина з болярином, ни от простых кого со своим другом, но всех хотяше имети, яко едину душу.

Посла же по всей братьи своей, поведающи им мысль свою, оже восхоте ити во Иерусалим. Он же, слышавше весть сию, с жалостию многою съехашася отвсюду ко блаженней Еуфросинии и моляхут ея со слезами, дабы их не оставила сирых. Она же их утешаше благым смыслом своим, яко мати, дети своя любящи. И бе любим ей брат Вячеслав; приеха и той к сестре своей Еуфросинии со княинею и з детьми своими. И пришед, поклонися ей и рече: "Госпоже моя, мати и сестро! Что оставляеши мя, правителю души моей и свете оочию моею!" И горко ему плачющуся. [37] Блаженнаа же Еуфросиниа повеле ему ити к домови; дети же его повеле оставити у сестры своея Евдокеи. Дан же бысть дар блаженней Еуфросинии от Бога, аще кого зряше оочима своима, то разумеяше, в коем человеце сосуд будет избран Богови. Тогда же преблаженнаа Еуфросиниа, видевши братаине свои, и рече има: "Хощу вас обручити Жениху безсмертному и ввести в чертог Царства Его". Онема же послушающема, усладися душа ею паче сота медвена словесем преблаженныя Еуфрасинии. И, падши на ногу ея, г[л]аголаста к ней: "Воля Господня да будет и твоя святая молитва! Якоже хощеши, створи нама, госпоже!" Преподобная же Еуфросиниа с радостию и с поспешением призвавши брата своего и рече ему: "Аз хощу пострищи Кироанну и Ольгу",- тако бо и бяста нарекла родителя ею. Смяте же ся отец ею о словеси сем и рече: "Госпоже моя, что ми хощеши створити? Два плача прилагаеши души моей: да плачуся отхода твоего ради и сетую чаду деля своею". Мати же ею жалостно тръзашеся. Блаженая же Еуфрасиниа, пославши, призва епископа, тогда стол правяща святое Софеи, нарицаемаго Дионисия, и введши ею в церковь, и повеле острищи ею, и нарече имя Кироанне Агафия, а Ользе Еуфимия, и благословивши и благословением святых отец. Сама же блаженнаа Еуфросиниа, положивши великое устроение обема манастырема, братии и сестрам, и даст дръжати и рядити сестре своей Евдокеи оба манастыря. Сама же, поклонившися в церкви Святаго Спаса и у Святое Богородици и рече: "Господи Сердцевидче! Се оставляю дом Твой незатворен никомуже; Ты же, Господи, не затвори от нас Небеснаго Ти Царствия".

И тако поиде во Иерусалим, поимши с собою брата своего Давида и сестру свою Еупраксию. Вся же братия горко плакахуся отхода ради госпожа своея, и вся гражане выйдоша проводити ея; старии плакаху, яко дщере, рекуще: "Увы нам, вожу старости нашея, просвещение души [38] нашей, подпоре немощи нашей". Юнии же глаголаху: "Камо заходиши, свете оочию нашею! Кто нашу юность укрепит, воздръжание юности нашея? Не оставляй нас сиры, но в молитвах своих не забывай нас". Она же, целовавши всех, благословивши и, возревши на небо, рече: "Ты, Господи, Сердцевидче, ходивый со Аврамом, иди и с нами, рабы Твоими,- с Еуфросиниею и с Давыдом и с Еупраксиею!" И тако поидоша все, еже суще с нею.

О дивное чудо! Не бывавши ни в коей стране, ни во граде, ни в селе; ныне же, вземши мужескую крепость, премину вся грады и власти и приимаше от всех князей честь велику. И тако пришедши в страны, и срете ю царь, идый на Угры, с великою честию посла ю в Царьград. Она же, пришедши, и вшедши в великую церковь Святыя София, и поклонися та же и всем Божиим церквам, и благословися от патриярха, и покупивши разноличныя фимияны и кадильницу злату, и иде во Иерусалим. И пришедши во Иерусалим, посла слугу своего Михаила тогда сущему патриярху, глаголющи: "Владыко святый! Створи милость на мне; повели, да отворят ми ся врата Христова". Он же повеле прошению ея быти. Пришедших ко вратом, паде на земли, глаголющи: "Господи Иисусе Христе! Не вмени ми сего в грех, занеже изволих по стопам Твоим ходити и внидох во святый град сий!" И целовавши врата и сущии с нею, и вниде во град, и иде ко гробу Господню. И пришедши, поклонися, и целова гроб Господень и сущии с нею. И покади гроб Господень златою кадильницею и многоразличными фимияны, и изыде, и обита у Святое Богородици в Руском манастыри. И во второй день иде второе ко гробу Господню, и такоже сътвори: поклонися и целова, и покадивши, изыде. В третий же день то же створи, и давши злата много, и поставивши кадилницу злату на гробе и многоразличныя фимияны, возревши оочима своима, и руце воздевши на небо, и, со слезами воздохнувши из глубины [39] сердца, глаголаше: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, рожейся от Приснодевы Мариа спасениа ради нашего! Рекл еси: "Просите и приимете". Аз же, грешнаа, егоже просих, получих от Тебе, Владыко. Се же и еще прошу у Тебе, милостиве, да сконьчаю место прошениа моего: приими дух мой от мене во святем граде Твоем Иерусалиме и пресели мя в вышний град Твой Иерусалим, и покой мя на лоне патриярха Авраама со всеми угожьшими. Аминь". И сице ей глаголавши, изыде в прежереченый манастырь Святыя Богородица, идеже бе обитала. Ту же посещением Божиим впаде в недуг и нача болети. И лежащи на ложи своем, глаголаше: "Слава Тебе, Владыко, яко восхоте и створи на мне, рабе Твоей". И тоя же ради болезни не може ити на Иердан. Иде брат ея Давыд и сестра ея Еупраксия и сущии с ними. Она же, лежащи на ложи своем, хваляше Бога, глаголющи: "Господи, призри на рабу Твою Еуфросинию, и помилуй мя!" И приидоша бывше на Иердане, и принесоша ей воды от Иордана. Она же с радостию воставши и приемши и пивши, и облияся по всему телу своему, и возлегши на ложи, и рече: "Благословен Бог, просвещая всякого человека, грядущаго в мир. В векы молюся человеколюбивому Богу, ревнующи Петрову покаанию, еже в отвержении не отчаяша себе, но плакася горко. Господи, приимый того покаяние, приими и мене, недостойную рабу Твою Еуфросинию, молящуся на супротивника своего диявола, да не възглаголет ми на Страшнем Суде ничтоже пред Тобою, Господи, он злый раб, въступих бо ногами своима на змиевую его главу и супротивихся дръзости его ока[я]нной, надеющися на Твое человеколюбие, Господи". И услыша Бог молитву ея, и посла аггела Своего к ней, глаголющя: "Блажена ты еси в женах, благословен труд твой! Се уже отвръзоша ти ся двери породныя, и все аггели собрашася, дръжаще свеща, чающе твоего сретениа. А дар, егоже просиши у Бога, даст ти ся". И се [40] рек аггел, отиде от нея. Блаженнаа же Еуфросиниа возрадовася душею, и въскоре посла и лавру Святаго Савы, глаголющи: "Се уже приспе время, да же мя Бог покоит. И приимете мя, абых легла в церкви Святаго Савы?" Отвещаша же ту сущии иноци, глаголюще: "Имеем запрещение от святаго Савы, оже жены не приимати никоеяже. Но се ти есть манастырь Святыя Богородица Феодосиев опщий, в немже лежат святыя жены: мати святаго Савы, и мати святаго Феодосиа, и мати святую безмезднику Козмы и Дамияна именем Феодотия, и инии мнози святии; ту ти подобает лещи". Пришедшу же посланному от нея и возвести Еуфросинии. Она же о всем похвали Бога и, пославши, купи гроб в комаре святыя Богородица. Лежаше же в болезни своей 24 дни, и познася при сконьчании, и рече: "Призовите ми прозвитера, да ми даст причащение святых таин, уже бо зватай близ предстоит, ждый повелениа Владычня". И прииде прозвитер, несый причащение. Она же, въставши, и поклонися трижды, и приемши Пречистое Тело и Честную Кровь Христову, и возлеже на одре своем, и предаст душу свою в руце Бога жива месяца мая в 24, иде в покой небесный. Давыд же и Еупраксия и с прочими спряташа тело ея честно.

Кыим убо языком, братие, достоит ми похвалити светозарьную память преблаженныя невесты Христовы Еуфросиние! Бяшет бо помощница обидимым, скорбящим утешение, нагим одение, больным посещение, и спроста рещи, всем всяка бысть. Еуфросиниа убо сердце свое напаяше Божиа премудрости. Еуфросиниа неувядающий цвет райскаго сада. Еуфросиниа - небопарный орел, попарившия от запада до въстока, яко луча солнечьнаа, просветившия землю Полотьскую. Тем же, братие, хвалится Селунь о святом Димитрии, а Вышегород мученикома Борисом и Глебом; аз же хвалюся: блажен сей ты, граде Полоцкый, такову леторасль возрастивый - преподобную Еуфросинию. [41] Блажени людие, жывущеи во граде том. Блажени родители твои, блажена утроба, от неяже изыде преподобнаа госпожа Еуфросиниа. Блажено рожество ея, блажено воспитание ея, блажен и возраст ея, Еуфросинии достохвалныя. Блажен труд твой и подвизи, яже к Богу. Блажен и манастырь твой, блажени и живущии в манастыри Святаго Спаса и Святыя Богородица. Блажени людие, послужившеи тебе. Но, о преблаженая невеста Христа Бога нашего, молися к Богу о стаде своем, еже еси совокупила о Христе, яко Тому подобает всяка слава, честь и покланяние с Отцем и со Святым Духом ныне и присно и в веки веком. Аминь.

1 У рукапісах гэтае групы зроблена памылка. Адзначаную мясціну "девици деснаго" трэба чытаць, напэўна, наступным чынам: "Девици сей учение быти книжному писанию, еще не достигше ей в совершен возраст телеснаго..." - примечание А.А. Мельникова.


Hosted by uCoz